Фактура

Оставить место для маневра

Оставить место для маневра

После назначения на пост губернатора Самарской области ставленника АДС «Волгопромгаз» Дмитрия Азарова, ключевые руководящие посты в регионе стали получать люди, близкие к олигарху и другу Анатолия Чубайса Владимиру Аветисяну. Или...
27.10.2017

Культура

Константин Федосеев: &...

Константин Федосеев: "...

В этом сезоне театру юного зрителя "Дилижанс" из Тольятти исполняется 25 лет. Зд...
19.11.2017

Город ZERO

Аветисян задвинул Меркушкина...

Аветисян задвинул Меркушкина...

Противостояние финансово-промышленной группы «Волгопромгаз» и сочувствующих им политиков с командой варяга из Мордовии закончилось поражением Николая Меркушкина. Дмитрий Азаров, уходивший с поста...
25.09.2017
Мы в социальных сетях:

4 августа 2017 года. 08:30 по местному времени. Прочитать о том, что я увидел днем ранее, 3 августа, на "космической стройке", можно пройдя по этой ссылке.

 

Я стою на главной проходной стадиона «Самара-Арена» и ругаю себя за то, что не взял легкую куртку или зонт, чтобы укрыться от дождя. Сотрудники службы безопасности, которых наняла компания «ПСК «Казань», о чем-то весело болтают и курят, смачно сплевывая себе под ноги. Идти через проходную я не решаюсь, у меня нет пропуска.

Несколькими минутами раньше, пробираясь к стадиону, я разговорился с одним из мигрантов: «Слушай, а что за история с ОМОНом, который сидел тут, недалеко, якобы, в засаде. Где? Да, в лесу. Не знаешь?»

 

Молодой парень из Средней Азии тараторит в ответ:

 

«Он ему горло перерезал. Как барану, понимаешь? Очень жестокий узбек!»

 

Удивленно уточняю: «Кому?»

 

«Таджику», - говорит смуглый парень.

 

«Вот это новости», - думаю я про себя.

 

«Больше ничего не знаю», - говорит строитель. И компания мигрантов из шести или семи человек удаляется, показывая мне на прощание дорогу к главному входу «космической» стройки.

 

Замечаю, что недалеко от меня мается молодой человек. В руках у него пакет со сменной одеждой, он явно кого-то ждет. Спрашиваю: «Работаешь тут?»

 

Он: «Сегодня первый день. Жду, когда пропуск вынесут». «Сколько обещают платить?» «43 тысячи», - говорит он.

 

Мимо нас проходят двое мужчин. Я невольно становлюсь свидетелем их разговора: «Ты знаешь, кого назначили новым начальником охраны?» - улыбается один. Второй мотает головой, мол, нет, не знаю.

 

Достаю телефон, выхожу в твиттер, включаю функцию «Прямой эфир» и начинаю снимать. Спустя какие-то секунды ко мне бежит человек. «Ты что делаешь? - раздраженно орет он. - Прекрати! Убери телефон!»

 

Начинается перебранка: «Ты кто такой? Ну-ка дай сюда мобильник!» Я стараюсь быть вежливым. Протягиваю ему трубку. Какая разница? Вряд ли у него хватит мозгов добраться до твиттера и стереть мои сообщения. Мужик беспомощно копается в моей галереи фотографий и видео. А там... горы, земляника, монастыри.

 

«Я же тебе говорю: ничего не снимал, а просто разговаривал по громкой связи». Грузный и неопрятный сотрудник службы безопасности нехотя возвращает мне мобильник.

 

«Ты не знаешь, когда совещание у Александра Фетисова закончится?» «Мне что докладывают?» - продолжает грубить секьюрити.

 

В ответ я разворачиваюсь и иду прямо на проходную.

 

«Стой! - орет все тот же мужчина. - Я заместитель начальника службы безопасности «ПСО «Казань»! Совещание не здесь, а там (он показывает рукой в сторону обычных строительных бытовок-вагончиков, - прим. авт.)

 

Я не говорю ему спасибо, потому что еще чуть-чуть и дошло бы до драки. Заместитель начальника службы безопасности, как говорят некоторые мои знакомые, «за базаром не следит».

 

Наконец, мое терпение заканчивается, я решаю проверить реакцию «безопасника» на информацию про поножовщину:

 

«Ты бы лучше не за мной следил, а за узбеками...»

 

«Что?!» - возмущенно кричит он и, как рыба, которую выбросили на берег, начинает задыхаться, нервно глотая ртом воздух. Тут я понимаю, что на стадионе или неподалеку от «Самара-Арена» действительно случилось какое-то экстраординарное чрезвычайное происшествие.

 

Так, узнав о тяжелой ситуации на большой стройке, я пошел в ту сторону, где сверкают дорогие иномарки и суетятся мужчины, принимающие решения — чиновники Самары.

 

Скоро, преодолевая канавы и буераки, я действительно нахожу «островок», где томятся министры, большие начальники, руководители подрядных организаций. В автомобилях марки Audi и Land Cruiser пусто: водителей нет. Они держат зонтики, стоя рядышком со своим начальством.

 

«Добрый день, - говорю я всем, как бы невзначай, словно мы вчера виделись на совещании. - Александр Борисович на месте?» «Да, проходите», - отвечает неизвестный мужчина и открывает мне дверь в бытовку. Первый, кого я там встречаю — Александр Кобенко (министр экономического развития, инвестиций и торговли Самарской области, - прим. авт.). Он в джинсах и черной обтягивающей футболке. Следующий мне попадается вице-губернатор Александр Фетисов, отвечающий за подготовку к Чемпионату мира по футболу. Точнее не он сам, а его глаза. Впервые я видел, как у человека вытягивается лицо. Пожалуй, у меня была бы точно такая же реакция, если бы ко мне домой пришел Владимир Владимирович Путин.

 

«Ты... - начал он, - разведчик! Ты как сюда попал?»

 

«Да гулял просто, увидел красивые автомобили и зашел», - ответил я, непринужденно усаживаясь на грубую скамейку, стоявшую в центре бытовки.

 

На несколько минут в строительном вагончике поселилось смятение. Присутствующие оторвались от большой карты строительной площадки и рассматривали меня. Один Кобенко ничего не понял. Он продолжал стоять у двери, намереваясь уехать, но ждал от Фетисова последних распоряжений.

 

«Значит, встречаемся в три часа?» - сказал вице-губернатор.

 

«Угу», - ответил ему министр Кобенко и ретировался.

 

Я нагло продолжал сидеть там, где меня не ждали. Более того, меня сюда не звали.

 

«Выйди, пожалуйста, - сказал Александр Фетисов, - я тебя позову, когда освобожусь».

 

И мне ничего не оставалось делать, как покинуть бытовку вслед за министром экономического развития. Остальное оказалось делом легким и приятным. Стоять рядом с мужчинами, принимающими решения, слушать и запоминать.

 

Увы, я не всех знал по именам. А знакомиться постеснялся.

 

Кто-то крикнул: «С.И.Т.И.! Где представитель «С.И.Т.И.? Позвоните, найдите его!»

 

Еще секунда и в бытовку к Фетисову забегает неизвестный мужчина. Я нахожусь в проходе — небольшом тамбуре.

 

Льет дождь.

 

Молодой парень рассказывает, как ездил в Питер смотреть стадион, а потом в Сочи.

 

«Поставим эти дизеля, - объясняет он своему собеседнику, - так можно. Оргкомитет FIFA разрешает, и проблем не будет. По крайней мере, в Санкт-Петербурге я видел такое».

 

Мужчина постарше молча кивает головой.

 

Мне хватает 20 минут, чтобы узнать некоторые подробности ЧП с поножовщиной. Кто-то в толпе добавил: «Тут же два общежития. Одно — для мусульман, второе — для русских. Понятно, что наши вечером напиваются, идут гулять и пристают к мигрантам, многие из которых не пьют. Драки тут бывают постоянно». В ответ я пожимаю плечами, словно эта информация для меня вовсе не новость.

 

«А насчет полицейских, - продолжает неизвестный мужчина, - один в тяжелом состоянии, второй — получше. Узбек, порезавший их, убежал».

 

«Ох...» - я сочувственно цокаю языком.

 

Можно было и дальше «греть» уши, слушая рассказы о том, как на стадион «Самара-Арена» приезжали силовики из Москвы и остались недовольны забором, который установили строители. Какой забор появился потом и сколько он стоит, знать не хотелось. Неприятно было слушать гогот чиновников и подрядчиков в разрезе с пожаром и той сардонической реакцией журналистов и населения на него. Или наблюдать, как другой неизвестный гражданин обсуждал по телефону качество глины (судя по тому, что я понял, ее должны были вот-вот привезти на одну из прилегающих к стадиону площадок). Но тут мое внимание полностью переключилось на подъехавший черный Land Cruiser c номерами 200. Такие обычно покупают себе сотрудники ритуальных услуг. Из внедорожника вышел Реналь Мязитов — руководитель Управления капитального строительства. Большой чиновник натянул на лицо улыбку и пожал руки всем, кого знал. После чего зашел в бытовку к Фетисову. 

 

От автора:

 

Глупо отрицать, что узбек-экстремист был безработным. Тогда откуда в инстаграме ГУ МВД России по Самарской области его фото? Человек, ранивший двоих полицейских, вряд ли пришел сам в полицию и попросил снять его на камеру. К тому же у любой фотографии есть цифровой код и специалисты смогут определить, где она была сделана. Этот снимок, вероятно, фото на пропуск. Либо на сам стадион, либо на площадку одной из подрядных организаций. Какой? Пока не понятно.

 

P.S. Уважаемые жители Самарской области! Цитирую инстаграм ГУ МВД Самарской области.

 

«Сотрудники полиции разыскивают подозреваемого, скрывшегося при задержании (на фото).
За совершение противоправного деяния разыскивается уроженец ближнего зарубежья одной из среднеазиатских республик 1992 года рождения.

При задержании молодой человек оказал сопротивление сотрудникам полиции, нанес им ножевые ранения и скрылся.

Приметы: на вид 25-30 лет, рост 170 см, среднего телосложения, волосы темные короткие, лицо смуглое, борода. Был одет: синие джинсы, клетчатая рубашка.

Предположительно, злоумышленник может находиться в дачных массивах, расположенных в Кировском и Красноглинском районах города Самары.

Всех, кому что-либо известно о местонахождении злоумышленника, просьба сообщить по телефонам: 278-22-22, 278-22-23 ДЕЖУРНАЯ ЧАСТЬ ГЛАВНОГО УПРАВЛЕНИЯ МВД России по Самарской области или 102 (с мобильного телефона)».  

 
36-й
кадр

Фотовзгляд
Юрия
Стрельца