Культура

Лови момент: старт фотокон...

Лови момент: старт фотокон...

Эта информация будет полезна всем, кто на профессиональном, или любительском уро...
20.09.2020
Мы в социальных сетях:

коронавирус

  • News163.ru публикует первые три части рассказа Виталия Папилкина "Ушанка"

    В конце мая 2020 года я анонсировал на портале News163.ru публикацию нескольких рассказов, посвящённых тому, как я пережил режим самоизоляции, уехав из Москвы в Самарскую область, в одну из деревень, работать пастухом на козьей ферме. Тогда мне казалось, что эпидемия коронавируса, захлестнувшая весь мир, сделает мою жизнь пресной, ведь так хотелось остаться в столице, непременно работать в офисе, а свободное время прожигать где-нибудь в баре на Пятницкой улице. Но весна и лето 2020 года навсегда изменили меня, хотя желание писать не угасло. Оно до сих пор живёт во мне. Благодаря героям этого рассказа, благодаря пандемии, я освоил несколько новых профессий, а главное - провёл самое незабываемое лето в своей жизни. Однако среди тех, кто помог и протянул мне руку помощи, по сути, перевернув моё сознание, были не только люди, но и животные. Поэтому сейчас, когда журналисту в России писать о политике и бизнес-конфликтах стало опасно для жизни, я решил рассказывать о братьях наших меньших, о природе Самарской области. Надеюсь, это вдохновит вас на путешествия по родному краю.

    Для того, чтобы не смущать читателя большим объёмом текста, я решил публиковать этот рассказ частями. Первые три сегодня предлагаю вашему вниманию.

     

           

     

     

     

     

     

     

     

     

     Посвящается моему другуВиктору Васильевичу Фомину


    УШАНКА

    Рассказ

    Часть первая. Коронавирус

    Режим самоизоляции, который объявили в Москве из-за эпидемии коронавируса, совпал с моим увольнением из редакции одного скучного интернет-портала. Неделю, или две я ещё бродил по пустой, тоскливой столице. Удивительное ощущение: огромный мегаполис, безлюдные, словно брошенные улицы, закрытые кафе и магазины. Казалось, все вымерли только для того, чтобы я один мог наслаждаться могущественной Москвой.

    Для того, что бы полиция не мешала мне изучать столицу, я устроился в курьерскую службу. Получив там электронный пропуск, выбирал заказы поближе к центру и добросовестно выполнял их. Однако очень скоро осиротевшая и непривычно молчаливая Москва наскучила мне, как и работа курьера, за которую платили копейки.

    На Казанском вокзале было так много сотрудников полиции и пьяных пассажиров, что я растерялся. Первые кружили по перрону, как коршуны в поисках добычи, зорко высматривая нарушителей порядка. Вторые шатались, словно моряки на палубе яхты во время шторма. Многие из тех, кого принято называть лимитой, были с семьями. Дети их плакали, а жёны шипели. От этой обстановки на Казанском вокзале, где мне никогда в жизни не хотелось оставаться ни минуты, на душе становилось тошно и скверно. Каждый раз, покидая Москву, я испытывал знакомое чувство поражения. Будто поезд тронется и в твоей жизни уже никогда не будет ни страстной любви, ни захватывающих путешествий, ни вкусных леденцов.

    Утром благополучно прибыли в Самару. Ещё спустя три часа я добрался до небольшого дачного посёлка на окраине Тольятти, где друзья обещали приютить меня и устроить работать пастухом на козью ферму.

    Часть вторая. Фёдоровка

    Фёдоровка – сакральное место. С одной стороны посёлок обнимают Жигулёвские горы, Волга и судоходный канал (именно в такой последовательности). С другой – сосновый лес. За ним – нитка железной дороги и ещё один лес, на этот раз смешанный и густой. Если путешествовать в третью сторону, то вы сначала минуете несколько живописных озер, потом встретите щедрые Фёдоровские луга и, может быть, даже дойдёте до Пискалинского взвоза и реки Купринка. Продолжая двигаться в том же направлении, упрётесь в Мастрюковские озера. Это и есть сердце Самарской области.

    И только четвёртая сторона – выезд из Фёдоровки - маршрут, который никогда не представлял для меня интерес. Шумная, кишащая машинами асфальтовая дорога, ведущая в Тольятти.

    Часть третья. Кузя и Пастор

    Кузя и Пастор встретили радушно. Иначе они не умеют. После дежурных и бессмысленных вопросов вроде: «Как Москва?» мы втроём выпили и хорошо закусили.

    Кузя – крепкий и сильный молодой человек. Он давно купил в Фёдоровке землю, построил дом, с удовольствием занимался огородом, выращивая картофель, морковь, кабачки и даже лесную землянику. Здесь у него было всё, начиная от нескольких сортов мяты до войлочной вишни. Деньги он зарабатывал тем, что трудился монтажником, путешествуя по России. Даже сейчас, когда я пишу эти строки, Кузьма то ли в Липецке, то ли в Чувашии устанавливает детские площадки, игровое оборудование, занимается благоустройством территорий.

    «Дело богоугодное», - часто повторяет он.

    Пастор работал козопасом. Это был жилистый, ловкий мужчина за пятьдесят. Пройти пешком 25, или даже 30 километров в сутки для него не составляло никакого труда. К тому времени, как я приехал к ним из Москвы, он уже почти 3,5 года каждый день проводил с козами и баранами, ночуя то у Кузи, то в сторожке пастуха, которую выделил ему жадный и глуповатый фермер – владелец коз.

    «Охота – пуще неволи!» - говорил Пастор, видя, как я покупаю утром очередную банку пива «Охота крепкое».

    Оба моих друга были совершенно разными людьми. Очень тяжело найти между ними что-то общее. Объединяло их лишь одно – желание жить в лесу. В глуши. Подальше от людей, многоэтажных домов, промышленных предприятий и транспорта. Одним словом – это были самые настоящие отшельники.

    Продолжение следует…

36-й
кадр

Фотовзгляд
Юрия
Стрельца