Фактура

Story: пивная мамаша

Story: пивная мамаша

Второй по величине город Самарской области — Тольятти продолжает удивлять журналистов внутриполитическими скандалами и громкими разоблачениями в области ЖКХ. Тем более, что одни процессы часто тесно связаны с другими. Даже...
06.05.2019

Культура

Хороводы и гуслетерапия на...

Хороводы и гуслетерапия на...

Продолжаем знакомить читателей с программой фестиваля «Красная собака», который...
03.06.2019

Город ZERO

Ноу криминалити...

Ноу криминалити...

Парламентарии и силовики не заметили материал про авторитетного депутата Дуцева и лидера ОПГ Шейкина, - пишет портал «Парк Гагарина». Новостной сайт News163.ru,...
11.06.2018
Мы в социальных сетях:

Подозреваемый в торговле наркотиками отправил троих полицейских в колонию строгого режима, а сам остался на свободе.

22 февраля Самарский областной суд будет рассматривать апелляционную жалобу бывших сотрудников полиции и представление прокуратуры.

Эта история — реальное пособие для наркоторговцев о том, как избежать наказания, даже если тебя задержали с поличным. Нет, это не шутка, хотя и напоминает грубый стеб над правоохранительной системой. Обычно скептики добавляют: «Такое может произойти только в России». Но даже для наших широт подобные истории — явный перебор.

Бывшие полицейские Алексей Богомазов, Сергей Бажанов и Дмитрий Васильев встретили 2017 год за решеткой. Приговором суда Богомазов и Бажанов осуждены на 8 лет строгого режима. Васильев — на 8 лет и 6 месяцев.

Все трое оказались на нарах после того, как взяли «в разработку» человека, который, по их мнению, был причастен к торговле наркотиками. А Олег К., задержанный ими при продаже героина — на свободе. Нонсенс: прошел 1 год и 9 месяцев (!), а его дело не направлено в суд. Парадокс заключается в том, что в случае вступления приговора в отношении полицейских в законную силу, «потерпевший К.», несмотря на то, что в ходе расследования установлено, что он торговал наркотиками, будет освобожден от уголовной ответственности. В качестве «утешительного приза», он может получить кругленькую сумму за возмещение морального вреда.

Выхода нет

Вчера они были честными «ментами», которых отмечали руководители, с которыми считались коллеги. У двух полицейских есть даже почетная грамота за подписью Президента РФ Владимира Путина. А сегодня от них отвернулись. Неужели в МВД бросать своих это норма? Похоже — да.

Сотрудникам правоохранительных органов, о которых пойдет речь, инкриминируют целый «букет» статей уголовного кодекса РФ. Васильеву — ст. 286 (часть 3); ст. 30 (часть 3); ст. 290 (часть 5); ст. 303 (часть 4). Бажанову — ст. 30 (часть 3); ст. 290 (часть 5); ст. 303 (часть 4). Богомазову — ст. 30 (часть 3); ст. 290 (часть 5); ст. 303 (часть 4). 

У полицейских есть малолетние дети и пожилые больные родители. Но эти факты не послужили для суда смягчающими обстоятельствами. 

Нужно ли объяснять, каким страшным шоком оказалось все случившееся для родителей и супругов этих оперативников? «Знаете, а я, ведь до сих пор не знаю, что сказать дочери, – призналась мне жена одного из осужденных, – Пока объяснила ей, что папа в командировке, но, кажется, она догадывается, что я ее обманываю...»

Молодая женщина начинает плакать, а я, растерявшись, замираю. Не знаю, что сказать. За 17 лет, что пишу для газет, не припомню истории жестче и беспощаднее. Истории, из которой нет выхода. Эти три семьи обречены. 

В конце апреля 2015 года три опера из отдела полиции №3 по городу Самара взяли в разработку предполагаемого продавца героина. По оперативной информации наркотой торговал некий Олег К. Все поступившие в полицию данные это подтверждали, поэтому Богомазов, Бажанов и Васильев выехали по адресу, который у них был, и вскоре задержали гражданина К. Речь шла о банальной проверке, которая требовалась для выяснения оперативной информации. 

В тот день подозреваемый в торговле героином был сильно пьян. Сначала вместе с друзьями он распивал спиртные напитки у одного из знакомых, а чуть позже, когда все закончилось, отправился за «добавкой» в супермаркет «Пчелка». Там полицейские его и встретили, попросив пройти с ними в автомобиль. 

А теперь коротко портрет «пострадавшего». Гражданин К. нигде не работал, хотя утверждал, что трудился сторожем на автостоянке. Ранее он неоднократно привлекался к уголовной ответственности. Любопытно, что свидетели на суде не будут скрывать, что «жертва нападения» полицейских помогал страждущим наркоманам доставать героин. Впрочем, это еще ни о чем не говорит.

Были подобные ситуации. «Их решили»...

Любой, кто хотя бы поверхностно интересовался тем, как работают оперативники отдела по борьбе с незаконным оборотом наркотиков, знает, что с правовой точки зрения полицейские абсолютно не защищены. Многие, с кем я пытался говорить, в надежде пролить свет на это странное уголовное дело, считают, что силовики стали жертвой изменившейся конфигурации власти. Мол, в центре стали «закручивать гайки», требования к расследованию подобных преступлений ужесточились, а потому сотрудники Управления собственной безопасности (УСБ) нашли к чему придраться. Маховик раскрутился и парни попали в жернова правоохранительной системы, в которой они работали и которая перемолола их в пыль. 

«Он всегда говорил мне, что если сотрудники УСБ захотят, то отправят нас на нары без особых усилий», – рассказывает мне супруга одного из осужденных. 

Давайте говорить откровенно: оперативник — это не участковый, и не сотрудник патрульно-постовой службы. Такие, как Богомазов, Бажанов, или Васильев, были вынуждены лавировать, каждый раз изобретая новые способы «коммуникации» с продавцами запрещенных веществ. Потому что формально, тютелька в тютельку следуя букве закона, уличить продавца «дури» крайне сложно. Иногда, задерживая наркоторговца, приходится работать на грани фола. Но этот аспект мало волнует руководство МВД. Начальство заинтересовано лишь в показателях раскрываемости преступлений.

Впрочем, чем дальше я углублялся в это расследование, чем больше погружался в подробности дела, тем четче понимал — истинная причина трагедии вовсе не в халатности полицейских. Может, речь идет о конфликте сотрудников МВД с представителями Управления собственной безопасности? Не уверен. 

«Не того взяли. – Сказал мне один из их бывших коллег. – Практически у каждого наркоторговца есть «крыша». Поэтому многие выходят сухими из воды. Этот случай тому подтверждение. А мужиков жалко...» 

Как можно объяснить, что в тот день, 20 апреля 2015 года, Олег К. даже не насторожился после первой встречи с полицейскими? Другой бы на его месте «лег на дно», объявил перерыв, временно прикрыв лавочку по торговле героином. Но то ли алкоголь сделал его таким смелым, то ли осознание того, что ему все равно ничего не будет, добавляло ему уверенности в себе. Толи кто-то более могущественный, чем сотрудники полиции? Ведь не зря же родственники гражданина К., которого суд признал пострадавшим, во всеуслышание заявят во время процесса, что у них уже возникали подобные ситуации и они «их решили». 

Одним словом, тем же вечером Олег К. попался с поличным. Его взяли под стражу на следующий день после задержания и на этапе предварительного следствия он признал сбыт героина. Это уже позже в УСБ переиграли историю. Новая версия звучала так: честному гражданину Олегу К. подкинули запрещенное вещество, ударили кулаком в лицо и вдобавок требовали с него денег. Одной жалобы «пострадавшего» хватило, чтобы «безопасники» из МВД начали раскручивать дело.

«Везунчик» К. 

Олег К. живет на соседней улице, и я, проходя мимо его дома, где разыгралась эта история, думаю: «Это же в какой рубахе надо родиться, чтобы посадить троих полицейских, а самому остаться на свободе?» Потом поправляю себя: «А при чем тут, собственно, счастливая рубаха, когда парня спасли другие правоохранители?»

В суде пострадавший герой К. утверждал, что полицейские требовали 200 тысяч рублей за то, чтобы не возбуждать против него уголовное дело. Деньги он не нашел, и даже, дескать, пытался продать автомобиль супруги, надеясь откупиться от Бажанова, Васильева и Богомазова. 

Я намерено опускаю подробности расследования этого уголовного дела. Например, действия сотрудников УСБ и Следственного комитета, после встречи с которыми свидетели задержания Олега К. изменяли свои показания. Вдруг генерал-лейтенант Сергей Солодовников пожелает изучить эти материалы? Или (чем черт не шутит?) вышестоящая проверка из Москвы, которая сейчас работает в Самаре. Ну, бывают же чудеса, а? Тем не менее, не могу не упомянуть, что, хотя доказательства вины «Везунчика» были собраны в полном объеме, прокуратура Советского района Самары не торопилась давать ему ход. Почему?

Много вопросов вызывает и то, каким образом состоялись судебные прения. Государственный обвинитель Марина Блинкова построила свои доводы исключительно на показаниях «потерпевшего», его родственников и друзей. Одним словом тех, кто был заинтересован в том, чтобы гражданин К. вышел из этой истории победителем.

Еще любопытный момент: судья отчего-то отказался заслушать аудиозапись, на которой отчетливо слышно, как адвокат «потерпевшего» убеждает свидетеля, чтобы он поменял свои показания в пользу К. Подчеркну — поменял показания за вознаграждение. Как видите, госпожа Фортуна бессовестно часто улыбалась и продолжает улыбаться нашему герою. 

8 лет – это за что?

Случай, произошедший в Самаре, может привести к тому, что в отделах по борьбе с незаконным оборотом наркотиков, существующих в системе МВД, не останется желающих заниматься оперативно-розыскной деятельностью. А зачем, когда на твоих глазах трех оперативников отправляют на нары? Да еще на строгий режим, влепив по 8 лет каждому. 

Восемь лет — это как? Много или мало? А если сравнить? На прошлой неделе к 8 годам колонии строгого режима суд приговорил пенсионера из Самарской области, который в октябре прошлого года пьяным устроил побоище в собственном доме. Сначала он напал с ножом на 74-летнюю супругу и ранил ее в спину, но женщина успела вырваться и убежать. Потом глава семейства подошел к спящему 29-летнему сыну и ударил его несколько раз ножом. Раны оказались смертельными.

18 февраля 2016 года петербуржец Александр Никитин получил 8 лет за убийство жены. Они поссорились. Ревнивый супруг в ходе конфликта нанес своей жене множество ударов ножом. После чего расчленил тело супруги и вывез останки за город.

27 сентября прошлого года в Сызранском городском суде рассмотрено дело мужчины, который до смерти избил свою сожительницу в поселке Новокашпирский. Избиение продолжалось практически всю ночь на глазах подвыпившей кампании. Все это чередовалось у подсудимого с перерывами на сон. К утру женщина перестала подавать признаки жизни, немного протрезвевший кавалер даже попытался сделать искусственное дыхание, но было поздно. Приехавшие по вызову врачи "Скорой помощи" констатировали смерть. Суд назначил мужчине наказание в виде 8 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Калининград — 8 лет за убийство. Красноярск — пьяные подростки сбросили бомжа с моста. Он погиб. Получили по 8 лет. Карелия — пьяный гражданин воткнул нож в сердце знакомому. Приговор 8 лет...

Это самые первые результаты из Интернета. Наберите «8 лет за убийство» – читать не перечитать. Это за смерть. И те же 8 лет, из которых 7 лет 6 месяцев по статье «Получение взятки группой лиц по предварительному сговору, в особо крупных размерах». Откуда взятка взялась? Никто ее никому не давал. Неисповедимы пути правосудия...

Может, стоит отправить дело на повторное расследование? Или на новое судебное разбирательство? С последним согласна даже прокуратура. О чем просит в апелляционном представлении в судебную коллегию Самарского областного суда Марина Блинкова, выступавшая в процессе в качестве государственного обвинителя. 

Впрочем, по мнению адвокатов осужденных сотрудников полиции, надзорному органу это требуется лишь для того, чтобы «подчистить» материалы этого скандального дела, которое с такими грубыми нарушениями было передано в суд.

Виталий ПАПИЛКИН, специально для портала "Парк Гагарина"

 
36-й
кадр

Фотовзгляд
Юрия
Стрельца