Фактура

Нигаматзянов, верни наши деньги! (ВИДЕО)

Нигаматзянов, верни наши деньги! (ВИДЕО)

Жители Тольятти жалуются на авторитетных бизнесменов, которые оказывают на них давление. Речь идёт о Руслане Нигаматзянове - предприниматель долгое время фигурировал, как член ОПГ Игоря Ильченко (Игривый). Сегодня он контролирует...
16.09.2019

Культура

Фотографы-экстремалы ответ...

Фотографы-экстремалы ответ...

В Самаре 29 октября в галерее «Новое пространство» Самарской областной универсал...
25.10.2019

Город ZERO

Ноу криминалити...

Ноу криминалити...

Парламентарии и силовики не заметили материал про авторитетного депутата Дуцева и лидера ОПГ Шейкина, - пишет портал «Парк Гагарина». Новостной сайт News163.ru,...
11.06.2018
Мы в социальных сетях:

Искусство танцовщика Владимира Васильева - одна из художественных вершин ушедшего столетия. Более трех десятилетий он был украшением труппы Большого театра. Перед моими глазами его Принц в «Щелкунчике», Спартак, Альберт в «Жизели», Петр Леонтьевич в «Анюте», Художник в «Ностальгии» - два последние балета поставлены им самим.

С волнением вспоминаю встречи с Васильевым. Они были в разные годы и в разных городах: в Перми на только зарождавшемся конкурсе артистов балета «Арабеск», в Тольятти на фестивалях премии «Триумф» и «Мир Чайковского», в Москве на вечере-презентации книги Бориса Львова-Анохина «Владимир Васильев». В тот вечер у заполнивших Центральный концертный зал поклонников артиста буквально захватывало дух, когда на огромном экране шли отрывки из балетов с его участием. Безупречная, искрометная техника, поразительная экспрессия танца, идеальная классическая форма - все это сочеталось с великолепной актерской игрой.
И, наконец, в 2011 году встреча с Владимиром Васильевым в Самаре во время его работы над постановкой собственного балета «Анюта» в нашем оперном театре.

«Васильев-Блаженный»
Как известно, в творческой судьбе Владимира Васильева и его музы, спутницы жизни и постоянного партнера по сцене Екатерины Максимовой было немало драматических страниц. В 1990 году их, находившихся еще в расцвете творческих сил и в прекрасной танцевальной форме, удалили из Большого театра, давая возможность лишь иногда по договору выступать в единственном балете «Анюта». Впрочем, танцовщиков непрерывно приглашали в различные зарубежные труппы, на них ставили известные хореографы.

А весной 1995 года Васильев вернулся в Большой театр уже в качестве художественного руководителя и директора. В то время, учитывая сложнейшие проблемы, которые предстояло решить новому руководителю - таких проблем в Большом театре и сегодня, по прошествии многих лет, не меньше, - ему дали в театре прозвище Васильев-Блаженный. «Что ж, наверное, иногда я и произвожу такое впечатление. Время покажет, «блаженность» ли это на самом деле. Во всяком случае быть Васильевым-Блаженным лучше, чем Иваном Грозным», - такова была реакция на это самого Васильева.
Меня всегда поражала исключительная доброжелательность и высочайшая интеллигентность артиста, из уст которого посчастливилось услышать немало откровений. Вот некоторые из них.

О самарской «Анюте»
«В процессе подготовки самарской премьеры «Анюты» надеялся, что этот спектакль будет в чем-то лучше, чем все предыдущие постановки этого балета. В работе над драматической составляющей «Анюты» мы идем от Чехова. В его прозе имеется глубокий подтекст, который нужно выразить в танце. Такой подтекст должен быть везде. Это те же нюансы, полутона. Настоящие художники обладают множеством таких красок, у них никогда не бывает пустоты. И еще. Чеховский подтекст - это редкое ощущение постоянного присутствия улыбки, даже полуулыбки - с увлажненными глазами. И это - во всех героях, которым он симпатизирует. Это вообще присуще нашей русской литературе. При постановке «Анюты» во всех театрах обязательно находятся хорошие, хотя и разные исполнители ведущих партий, особенно острохарактерного Модеста Алексеевича. Партия Анюты ставилась специально на Екатерину Максимову, и лучше нее в этой роли не было никого. Настоящее искусство – это всегда любовь с большой буквы, в которой есть и страдание, и боль, и радость необыкновенная».

«Есть замысел, подходящий для самарской сцены»
«Все лучшее, что я сделал в искусстве, соответствует моему собственному представлению о моих возможностях. Ни одна роль мне не нравилась на все сто, всегда казалось, что можно сделать лучше. Это и есть главный стимул для совершенствования в творчестве. А творчество,  в свою очередь, - стимул к жизни. Планов полно, и они разные. Не знаю только, где их реализовать. А есть музыкальные произведения, к которым пока что никак не могу подобрать ключик. Сегодня пишут мало хорошей, мелодически богатой балетной музыки. Важно найти исполнителей, которые бы мне помогали, были моими единомышленниками. Это должны быть талантливые люди.

Если все будет складываться нормально, можно приехать в Самару и поставить совсем новый спектакль, например, в честь Екатерины Максимовой. Но это большая работа, которая займет не один месяц. Признаюсь: у меня есть замысел, который очень подходит для самарской сцены».

«Без преемственности традиций в балете нельзя»
«Мы потеряли слишком много из старого багажа, из старого репертуара. Практически ушли в небытие творения Лавровского, Вайнонена, Чабукиани, Якобсона, Захарова - их сильные, эмоциональные балеты, с которыми были связаны многие выдающиеся имена исполнителей. А взамен дано очень мало. Но без преемственности традиций в балете, вообще в искусстве никак нельзя. Без этого невозможно создать ничего полноценного и яркого. Когда мы с Катей учились, каждый божий день смотрели замечательных артистов, осваивая их репертуар. Это не значит, что мы кого-то копировали - нет, мы всегда делали по-своему, но перед глазами были достойнейшие образцы. А сейчас произошел большой разрыв: многие молодые актеры в театре просто не знают, что и как было до них».

Я убежден, что в репертуарном театре не должно быть единственного автора-хореографа. Если ты гений, создавай свой собственный театр. Так поступили, например, Джордж Баланчин, Морис Бежар, Джон Ноймайер, доказав на это свое право. Но и зрители, приходя в эти театры, не ожидают увидеть там традиционные постановки, скажем, классическое «Лебединое озеро».

Время расставит точки над «i»
«Ситуацию, когда рухнул железный занавес, можно сравнить с тем, как рвется плотина и бурный поток приносит не только чистую воду, но и поднимает со дна накопившийся там сор. Конечно, с Запада к нам в балет пришло много хорошего, но обнаружилась и масса накипи, не имеющей ничего общего с подлинным искусством. К тому же эта накипь, оказавшись на поверхности, стала доступна всем, и огромное число в основном недостаточно образованных людей принялись восторгаться ею, думая, что именно это и есть подлинная культура. Слишком много сейчас превозносится того, о чем лучше помолчать, что лично у меня вызывает неприятие и неприязнь. Иногда я думаю, что, может, просто наступило новое время, в котором я пока не могу себя найти. Но я ведь не из тех людей, которые оторваны от происходящего в мировом балете и не понимают чего-то ввиду своего незнания. Я давно путешествую и, часто бывая за границей, вижу в развитии многое из того, что там появляется, в том числе и большое количество недоброкачественной продукции. Порой просто хочется закричать: «Люди, одумайтесь!». А ведь все, что претендует на новизну и новаторство, как правило, очень воинственно, агрессивно. Такова мировая тенденция, и не только в сфере балета. Конечно, время расставит точки над «i». Лучший пример – судьба того или иного произведения искусства. Из балетных спектаклей, созданных за последние десятилетия, осталось не более трех-четырех названий. Остальные «открытия» ушли в небытие.

Мы все очень хотим создать современный балетный спектакль, но - не будем обманывать ни себя, ни зрителей - не можем пока этого сделать. Нужна ведь не только современная тема, но и современный язык хореографии. Наши запоздалые попытки в этом направлении за редким исключением - на самодеятельном уровне. Между актуальным искусством, авангардом, модернизмом, постмодернизмом есть различия. Для меня это разные вещи, и иногда классикой может быть и что-то актуальное. Сейчас такое время, что святое понятие «искусство» применяют буквально ко всему, даже к тому, что не имеет к нему никакого отношения. Ненавижу, когда меня дурачат, и стараюсь вдумчиво всматриваться в происходящее вокруг».

Свое «Лебединое озеро»
О «массовом» качестве балетных спектаклей в провинции говорить трудно. В каждой труппе есть что-то интересное, драгоценные крупицы подлинного искусства. Конечно, по чистоте классики, по уровню исполнения столичные театры вне конкуренции. Слишком много у нас стационарных балетных трупп. Без них вроде бы нельзя. А может быть, можно? Вопрос очень непростой. Публика везде требует «Лебединое озеро». Пусть, мол, будет не так, как в Большом, но все-таки будет. Значит, нужно делать свое «Лебединое озеро». Особо подчеркиваю: только свое, а не пытаться воссоздать хореографию тех же Иванова и Петипа малыми силами без соответствующих костюмов, декораций, света, оркестра. Если уж не обойтись без «Лебединого озера», придумайте свою концепцию, идею, не уродуя то, что является эталоном, иначе будет фальшь, ложь. Если хочется экспериментировать, то какая разница на чем».

Справка

Владимир Васильев - артист балета, балетмейстер, хореограф, театральный режиссер и актер, педагог. В 1958 году окончил Московское хореографическое училище, класс Михаила Габовича, и стал солистом балетной труппы Большого театра, где проработал более тридцати лет. На этой сцене станцевал практически все ведущие партии в классических и современных балетах. За рубежом был первым исполнителем партий в балетах Ролана Пети, Мориса Бежара, Леонида Мясина. После 1988 года  выступал в крупнейших театрах мира как приглашенный солист. В 1982 году окончил балетмейстерское отделение ГИТИСа, с 1989 года - его профессор. В 1995 - 2000 годы художественный руководитель балетной труппы и директор Большого театра. Начиная с 1971 года в качестве хореографа поставил ряд балетов на отечественных и зарубежных подмостках. В их числе балет «Анюта» на музыку Валерия Гаврилина - в  2011 году на сцене Самарского академического театра оперы и балета. Народный артист СССР, лауреат международных конкурсов, лауреат Ленинской и Государственных премий СССР и РСФСР.

Валерий ИВАНОВ

 
36-й
кадр

Фотовзгляд
Юрия
Стрельца