Фактура

Story: пивная мамаша

Story: пивная мамаша

Второй по величине город Самарской области — Тольятти продолжает удивлять журналистов внутриполитическими скандалами и громкими разоблачениями в области ЖКХ. Тем более, что одни процессы часто тесно связаны с другими. Даже...
06.05.2019

Культура

Хороводы и гуслетерапия на...

Хороводы и гуслетерапия на...

Продолжаем знакомить читателей с программой фестиваля «Красная собака», который...
03.06.2019

Город ZERO

Ноу криминалити...

Ноу криминалити...

Парламентарии и силовики не заметили материал про авторитетного депутата Дуцева и лидера ОПГ Шейкина, - пишет портал «Парк Гагарина». Новостной сайт News163.ru,...
11.06.2018
Мы в социальных сетях:

5 марта 1942 года в Куйбышеве впервые прозвучала Седьмая - «Ленинградская» симфония Дмитрия Шостаковича, которую композитор незадолго до этого завершил в нашем городе. Симфонию исполнил оркестр находившегося в эвакуации в Куйбышеве Большого театра СССР. За пультом был главный дирижер театра Самуил Самосуд.

Спорить было бесполезно…
Об этом историческом событии не так давно не знали даже многие самарцы, не говоря уже о жителях других регионов страны. Сегодня о нем напоминает мемориальная доска в фойе Самарского театра оперы и балета. В середине 1980-х, находясь в Ленинграде, я оказался в Большом зале филармонии на концерте, в программе которого была Седьмая симфония Шостаковича. В антракте, подойдя к одному из музыкантов симфонического оркестра, поблагодарил за  исполнение и сказал, что приехал из Куйбышева, где эта симфония прозвучала впервые. Реакция солидного музыканта была неожиданной: он чуть было не ударил меня за столь невежественное, по его мнению, высказывание. Спорить было бесполезно…

Старая фотография
В начале 1980-х годов в одной из витрин музейной экспозиции Большого театра мое внимание привлек старый черно-белый снимок. Я сразу узнал хорошо знакомый мне интерьер зрительного зала Куйбышевского театра оперы и балета, тогда Дворца культуры имени В. Куйбышева. Лаконичная надпись гласила: «Куйбышев, 1942 год». Без труда рассмотрел массивные, обитые темной кожей кресла, какими они были до первого капитального ремонта театра 1970-х годов.

На переднем плане - в первом ряду центрального амфитеатра - композитор Дмитрий Шостакович, слева от него солистка оркестра Большого театра арфистка Вера Дулова, рядом с ней пианист Лев Оборин. А непосредственно за ними, во втором и третьем рядах - солисты Большого Марк Рейзен и Иван Козловский. Снимок темный: в зале погашены люстры. Лица освещены лишь слабым, отраженным светом от сцены, куда устремлены взгляды сидящих. На лицах глубокое внимание и сосредоточенность, в позах - предельная собранность и внутреннее напряжение. Что же побудило композитора и пианиста, музыканта-инструменталиста и певцов собраться вместе, что приковало их внимание в момент, запечатленный неизвестным фотографом?

«Своеобразная премьера»
У сотрудников музея Большого театра удалось выяснить, что заинтересовавший меня снимок был сделан в феврале 1942 года на одной из последних репетиций Седьмой симфонии Дмитрия Шостаковича. Мне захотелось узнать как можно больше об этом событии. Пришлось переворошить подшивки старых, пожелтевших от времени газет, полистать страницы монографий и воспоминаний, материалы архивов Большого военных лет.

На снимке, о котором идет речь, не случайно рядом с Шостаковичем мы видим Дулову и Оборина. Именно они были самыми первыми слушателями и участниками, по выражению Дуловой, «своеобразной премьеры» Седьмой симфонии, которая состоялась в последние дни декабря 1941 года в ее комнате в доме № 146 по улице Фрунзе.

Через много лет Вера Георгиевна вспоминала, что Шостакович и Оборин играли в четыре руки на взятом напрокат пианино по только что законченной партитуре. На звуки музыки пришел Самуил Самосуд, главный дирижер Большого театра. Впечатление было потрясающим. Самосуд решает немедленно начать оркестровые репетиции. Однако для их организации пришлось преодолеть немало трудностей. Достаточно сказать, что не было нотной бумаги. Ее прислали спецрейсом из Москвы. Музыканты оркестра Большого театра сами расписывали свои партии.

На репетиции шли как на праздник. Поначалу они проходили в фойе амфитеатра Дворца культуры. Его интерьер практически не изменился и после недавней реконструкции театра: те же массивные колонны, фигурные вентиляционные решетки, те же ограждения выходящего сюда же балкона. Наверху, высоко на хорах, облокотясь о дубовые перила, слушали музыку очарованные зрители. Здесь можно было увидеть писателей Алексея Толстого, Илью Эренбурга и Валентина Катаева, скрипача Давида Ойстраха, летчиков-асов, улетающих бомбить врага.

Хождение по мукам
С первых дней войны, являясь бойцом народного ополчения Ленинграда, Шостакович участвовал в строительстве оборонительных сооружений, был членом отряда противовоздушной обороны - ПВО. В городе на Неве Шостакович начал работу над Седьмой симфонией - грандиозным сочинением, о котором позже скажет: «Нашей борьбе с фашизмом, нашей грядущей победе над врагом, моему родному городу Ленинграду я посвящаю свою Седьмую симфонию». Однако завершить работу над этим произведением композитору пришлось уже в Куйбышеве.

Шостакович неоднократно предпринимал попытки попасть в действующую армию, однако в военкоматах ему настойчиво советовали бороться с врагом «своим оружием». 1 октября 1941 года композитора с семьей, рукописью готовых трех частей симфонии и двумя узлами самых необходимых вещей отправили из Ленинграда в  Москву, а откуда - в эвакуацию на восток. В переполненном до отказа поезде, ощущая безграничную усталость, с двумя измученными маленькими детьми на руках 22 октября Шостакович с семьей прибыл в Куйбышев. Ко всему прочему у композитора потерялся чемоданчик с завершенными частями партитуры Седьмой симфонии - к счастью, через несколько дней он был обнаружен в отставшем от поезда багажном вагоне.

С вокзала побрели в находящуюся у рынка школу №81, где, как им указали, разместили первый эшелон артистов Большого театра. В коридоре школы их увидела жена художника театра Петра Вильямса и привела в свою маленькую комнатку, которую разделили ситцевым пологом на две половины. Вера Дулова принесла еду. Так первое время и жили Шостакович с семьей в этой школе, превращенной в театральное общежитие.

В ноябре Шостаковичу предоставили комнату в квартире 13 в доме № 140 по улице Фрунзе, а в начале декабря поселили в двухкомнатной квартире в соседнем доме № 146. Именно здесь утром 27 декабря 1941 года Шостакович закончил работу над Седьмой симфонией. Тогда же на титульном листе партитуры появилась сделанная его рукой надпись: «Посвящается городу Ленинграду. Дмитрий Шостакович», а на последнем: «27.XII.1941. г. Куйбышев».

Мировая премьера
Первого марта 1942 года во Дворце культуры имени Куйбышева на общественное прослушивание Седьмой симфонии были приглашены бойцы, командиры, политработники, представители предприятий и организаций города.

Официальная премьера симфонии состоялась там же 5 марта 1942 года. Концерт транслировался всеми радиостанциями Советского Союза. Перед началом в 21.15 по московскому времени в радиоэфире прозвучало: «Говорит Москва…».

Перед исполнением Шостакович произнес несколько вступительных фраз, подчеркнув, что нет более благородной и возвышенной цели, чем борьба с темными силами фашизма. А в программке к премьере симфонии сказано: «Свою Седьмую симфонию я написал быстро. Это программное сочинение, навеянное грозными событиями 1941 года. Много сил и энергии я вложил в это сочинение. Никогда  не работал с таким подъемом, как сейчас. Когда грохочут наши пушки, поднимают свой могучий голос наши музы. Никогда и никому не удастся выбить перо из наших рук. С волнением и радостью я вспоминаю весь процесс работы над этим сочинением и счастлив, что мне удалось завершить его».
А потом звучала музыка...

«Песня торжества»
Вот строки из воспоминаний солиста Большого театра Алексея Иванова: «Не берусь описывать, какое впечатление произвела на нас эта музыка и какие мы испытывали чувства, слушая победный финал симфонии. Это невозможно передать словами. У многих в глазах стояли слезы, некоторые сидели, сжав кулаки...».

Проникновенные строки принадлежат Алексею Толстому: «Седьмая симфония посвящена торжеству человеческого в человеке. … Красная армия создала грозную симфонию мировой победы. Шостакович прильнул ухом к сердцу родины и сыграл песню торжества».

День 5 марта 1942 года явился началом триумфального шествия Седьмой симфонии, этого «эльбруса музыкального творчества», как назвал ее Самосуд, по концертным подмосткам мира. Уже 29 марта под управлением Самосуда Седьмая симфония была исполнена в Москве, а 9 августа состоялась ее премьера на родине Шостаковича в блокадном Ленинграде. Это был тот самый день, в который гитлеровцы похвалялись вступить в город. В Куйбышеве в 1942 году симфония была сыграна еще раз: 21 декабря ее исполнил оркестр Большого театра под управлением Александра Мелик-Пашаева.

За прошедшие годы Седьмая симфония в Самаре звучала неоднократно. Огромное впечатление произвело исполнение симфонии объединенным оркестром филармонии и оперного театра под управлением Геннадия Проваторова в 1975 году – к 30-летию Победы. В мае 2005 года, в дни празднования 60-летия Победы, Седьмую симфонию исполнил оркестр приезжавшего на благодарственные гастроли в Самару Большого театра. За пультом был главный дирижер театра Александр Ведерников. Оба эти концерта, как и мировая премьера сочинения, прошли в зале оперного театра - Дворца культуры имени В.Куйбышева.

Через несколько дней - 28 апреля в концерте XIV Московского пасхального фестиваля в исполнении оркестра Мариинского театра под управлением Валерия Гергиева Седьмая симфония вновь прозвучит в обновленном зале оперного театра. Это исполнение маэстро посвящает 70-летию Великой Победы.

Поработать над ошибками
Седьмая симфония Дмитрия Шостаковича по праву называется Ленинградской, но мы, куйбышевцы-самарцы, гордимся, что именно в нашем городе были созданы последние страницы гениальной партитуры и состоялось первое исполнение этого сочинения.

22 мая 2004 года на доме № 146 по улице Фрунзе, где  Шостакович завершил работу над симфонией, появилась мемориальная доска в память об этом событии. Увы, на ней - досадная, до сих пор не исправленная ошибка: неверно указано время окончания работы композитора над сочинением.

А в день столетнего юбилея композитора 25 сентября 2006 года была поставлена точка в длившейся почти десятилетие истории с переименованием отрезка улицы Рабочей от Струковского сада до площади имени Куйбышева, где находится этот дом, в улицу Шостаковича. Улицы имени Шостаковича нет больше нигде в мире.

Валерий ИВАНОВ

 
36-й
кадр

Фотовзгляд
Юрия
Стрельца