Фактура

Story: пивная мамаша

Story: пивная мамаша

Второй по величине город Самарской области — Тольятти продолжает удивлять журналистов внутриполитическими скандалами и громкими разоблачениями в области ЖКХ. Тем более, что одни процессы часто тесно связаны с другими. Даже...
06.05.2019

Культура

Планы на выходные: отправл...

Планы на выходные: отправл...

Это место давно стало легендарным туристическим объектом. Хотя бы однажды тут ст...
10.04.2019

Город ZERO

Ноу криминалити...

Ноу криминалити...

Парламентарии и силовики не заметили материал про авторитетного депутата Дуцева и лидера ОПГ Шейкина, - пишет портал «Парк Гагарина». Новостной сайт News163.ru,...
11.06.2018
Мы в социальных сетях:

Галина Карева осталась в памяти почитателей, прежде всего, как замечательная исполнительница старинных романсов. Этот жанр давно стал элементом нашей духовной культуры. Пережив при советской власти период почти полувекового забвения, во второй половине прошлого века он вновь воспрянул. Старинные романсы стали включать в свой репертуар не только эстрадные артисты, но и певцы классического плана. Галина Карева была именно из этой категории исполнителей.

Куйбышевские страницы

Далеко не все даже самые завзятые самарские меломаны знают, что творческое становление Галины Каревой тесно связано с нашим городом. Пожалуй, только театралы старшего поколения помнят начало ее карьеры в куйбышевской оперной труппе. Сегодня это страница истории нашего академического театра оперы и балета. 

В Куйбышеве Карева жила еще в раннем детстве, и вышло так, что именно сюда она попала сразу после окончания Московского музыкального училища имени Ипполитова-Иванова в 1959 году. На куйбышевской сцене Карева дебютировала в партии Полины в «Пиковой даме» Чайковского. В течение двух сезонов она исполнила партии Любаши в «Царской невесте» Римского-Корсакова, Княгини в «Русалке» Даргомыжского, Ольги в «Сердце тайги» Книппера, а еще -  Периколы в  одноименной оперетте Оффенбаха. 

С Куйбышевом связано ставшее знаковым событие в творческой биографии певицы: первое публичное исполнение старинных романсов. Это произошло благодаря дирижеру оперного театра Борису Мерцалову, подтолкнувшему ее на этот эксперимент. Он же аранжировал для нее популярные романсы «Утро туманное» и «Дремлют плакучие ивы». 

С 1961 года Карева являлась солисткой ленинградского Кировского театра, где проработала  восемнадцать лет. На его сцене она исполнила около трех десятков ведущих партий меццо-сопранового репертуара, среди которых Амнерис в «Аиде» Верди и Кармен в одноименной опере Бизе. 

Спектакли одного актера

В 1980-е годы мне довелось несколько раз встречаться и беседовать с Галиной Каревой, уже широко известной, популярной артисткой. Эти встречи проходили в Москве и в Куйбышеве во время гастролей певицы. Высказывания Каревой о русском романсе и о традициях его исполнения не потеряли своей актуальности и сегодня, спустя три десятилетия, когда этот жанр для многих исполнителей по существу превратился в разменную монету.

Вот что довелось услышать из уст певицы: 

«Столь решительный поворот в моей творческой судьбе произошел потому, что мне захотелось полной свободы творчества, возможности выразить себя как можно ярче, быть одновременно и исполнителем, и режиссером своих программ. На концертной эстраде каждое свое выступление рассматриваю как спектакль одного актера. В моем репертуаре более двухсот романсов. Меня привлекают, прежде всего, те из них, в которых имеются ярко выраженная драматургия, развитие музыкального образа. Включаю в программу и собственные романсы - их у меня около тридцати. 

  Мне приходится выступать и с авторскими концертами, но старинные романсы для меня, конечно, главное. При этом ни о какой измене классической музыке не может быть и речи. Уйдя из оперного театра, я не рассталась с серьезной классической музыкой. У меня более десяти программ из произведений старых мастеров: Баха, Перголези, Каччини, несколько сольных программ в сопровождении органа».

Романс – это для души

«Старинные  романсы доходчивы, их любит публика, но к их исполнению нужно иметь особое призвание. Даже Шаляпина многие знают, прежде всего, как исполнителя старинных романсов. Это совершенно особый музыкальный мир. Романсы несут в себе что-то очень интимное, доверительное, чего так не хватает в повседневной жизни. Подобные проявления чувств почти исчезли: о любви кричат, целуются в метро, в уличной толчее. А ведь подлинное чувство требует особой атмосферы, оно часто бывает  ранимым, беззащитным. Старинные романсы помогают и молодым, и пожилым людям обрести  душевный покой, внутреннее равновесие.

Что поделать: в современной концертной практике не обойтись без   микрофона. Не нужно забывать о масштабах современных залов, которые вмещают  две, три тысячи и более человек. Раньше в таких больших помещениях певцы никогда не выступали. А ведь любой нажим, усилие в пении напрочь убивают живые эмоции, чувства, смысл исполняемого. К тому же при исполнении старинных романсов часто приходится пользоваться такими певческими приемами, как говорок, шепот.

Каждый романс - как маленькая пьеса со своими развитием и кульминацией. В концертах стараюсь петь контрастные вещи, чтобы не бушевали одни только «страсти-мордасти». Программы меняю от выступления к выступлению. Но есть особо любимые романсы. Среди них «Нищая» Алябьева - Бераже, «Отцвели уж давно», «Только раз бывают в жизни встречи».

Отношение к старинным романсам стало более спокойным, хотя спрос на них по-прежнему велик. Не нужно забывать, что в начале моих выступлений в этом амплуа старинные романсы были чуть ли не запрещенным жанром. Тогда же на них буквально набросилась целая лавина исполнителей. Я, честно говоря, рада нынешнему успокоению. На эстраде остались лишь самые достойные. Оказывается, не такой уж это легкий хлеб. Что ни говори, для исполнения старинных романсов нужно иметь что-то за душой. Оперную арию споет любой студент консерватории, если есть голос и диапазон. Романс - совсем другое дело. У каждого исполнителя есть что-то свое, неповторимое. Но все же главное - это сочетание богатого внутреннего мира, хорошего голоса и вокальной школы. Для меня абсолютным идеалом являются Надежда Обухова и Борис Штоколов. Благодаря удивительному тембру и мощи голоса эти певцы «приподнимали» даже мелковатые романсы, делая их значительными и драматичными». 

Сочное меццо-сопрано 

Вспоминаю: в пении Галины Каревой никогда не ощущалось ни нажима, ни форсирования звука. Ее голос - сочное меццо-сопрано мягкого, теплого тембра звучал ровно и свободно, легко одолевая «рифы» диапазона, в который укладывались исполняемые ею романсы. Чего греха таить, у исполнителей романсов прошлых времен с отнюдь не безупречной школой и вокальной техникой подчас и недостатки голоса обращались в достоинства, в своеобразный шарм, присущий только им одним. Достаточно послушать записи Петра Лещенко, Владимира Козина, Изабеллы Юрьевой».

На мой вопрос, можно ли себе представить, что, например, в Москве открылся театр старинного романса со своим специфическим антуражем, колоритом, оформлением и репертуаром, Галина Алексеевна сказала: «Пожалуй, нет. Такой театр можно было бы представить скорее в виде шикарного ресторана типа парижского «Максима». Когда-то, в 1945 году, совсем девочкой мне пришлось побывать в одном из таких ресторанов в освобожденном нашими войсками Бухаресте. Там я слышала Петра Лещенко....».

  Идут годы, на концертной эстраде - новые поколения исполнителей старинного романса, который не стареет, по-прежнему привлекая слушателей различных возрастов и вкусов.

 

 

 
36-й
кадр

Фотовзгляд
Юрия
Стрельца