Фактура

Story: пивная мамаша

Story: пивная мамаша

Второй по величине город Самарской области — Тольятти продолжает удивлять журналистов внутриполитическими скандалами и громкими разоблачениями в области ЖКХ. Тем более, что одни процессы часто тесно связаны с другими. Даже...
06.05.2019

Культура

Художник Макс Ши предлагае...

Художник Макс Ши предлагае...

31 августа, в Одинцовском городском округе Московской области, в микрорайоне Нов...
04.09.2019

Город ZERO

Ноу криминалити...

Ноу криминалити...

Парламентарии и силовики не заметили материал про авторитетного депутата Дуцева и лидера ОПГ Шейкина, - пишет портал «Парк Гагарина». Новостной сайт News163.ru,...
11.06.2018
Мы в социальных сетях:

Ваган Каркарьян – архитектор, художник,  краевед, защитник старой Самары. Недаром его имя в переводе с армянского означает «щит». Подобно щиту, он пытался уберечь старые самарские дома от сноса. Он был заслуженным архитектором России, членом-корреспондентом Российской академии архитектуры и строительных наук, членом совета по сохранению культурного наследия, профессором Самарского архитектурно-строительного университета. Награжден орденом «Знак Почета». Ему присуждена золотая Пушкинская медаль, золотая медаль имени И.В. Жолтовского «За выдающийся вклад в развитие архитектурного образования» (Иван Владиславович Жолтовский (1867 – 1959) – выдающийся русский советский архитектор, автор многих зданий в Москве – С.С.)
Каркарьян был также автором более 500 графических работ с видами старой Самары и десятка замечательных книг по истории и архитектуре Самары.

Родом из Турции

К сожалению, теперь о нем приходится говорить только в прошедшем времени: он не дожил до своего юбилея семь с половиной месяцев.
Ваган Гайкович родился 22 августа 1934 года в городе Баку. Его родители Гайк Аветисович и Виктория Арутюновна родились в Турции. Когда там начался геноцид армян, они еще детьми бежали в 1914 году «под защиту русского царя», оказались в одном английском детском доме в Батуми. Виктория Арутюновна овладела английским языком, получила медицинское образование. Гайк Аветисович начал трудиться на нефтепромыслах в Баку, окончил рабфак, затем Азербайджанский индустриальный институт. Впоследствии он занимал высокие посты: был председателем облисполкома Нагорного Карабаха, секретарем ЦК Компартии и министром пищевой промышленности Азербайджана, избирался депутатом Верховного Совета СССР и Азербайджана.

«Еще один армянин!»

У Вагана рано появились способности к рисованию. Его мама хорошо вышивала, а дед был кузнецом. Их художественные способности передались Вагану. Однажды какой-то раненый подарил маме (она работала врачом в военном госпитале) новогоднюю открытку, которую сам нарисовал: ели и берёза в снегу. Ваган с увлечением копировал незнакомый ему русский пейзаж. Он сам ездил на трамвае на другой конец города в изостудию Бакинского Дворца пионеров, был вольнослушателем художественного училища. Его учитель во Дворце пионеров, художник Воскресенский, часто повторял слова Дидро: «Не доверяйте архитектору, не умеющему рисовать». Заметив, что Ваган очень любит рисовать городской пейзаж,

посоветовал ему: «Идите в архитектуру – это красивая специальность».
В приемной комиссии Московского архитектурного института, увидев Вагана, приветливо воскликнул: «Еще один армянин! Армяне – хорошие строители!» Это был добрый знак. Каркарьян успешно выдержал огромный конкурс и был принят в МАрхИ. Шел 1952-й год. Общежитие находилось под Москвой. Чтобы ездить в институт, приходилось вставать очень рано. В Москве он впервые увидел настоящую зиму с ее сугробами, морозцем и в первый раз встал на лыжи.

После лекций он и его товарищи оставались в институте, продолжали чертить, заниматься, уходили в 11 вечера и даже позже. Через некоторое время общежитие переехало из  Мамонтовки (30 км от Москвы по Ярославской железной дороге) на улицу Стромынку в Сокольниках. Там Ваган познакомился со своей будущей женой Тамарой Петровой, которая училась на филфаке МГУ. На шестом курсе они поженились. Их сын Карэн и его супруга Оксана тоже окончили МАрхИ, живут и работают в Москве. В их семье уже подрос сын Дмитрий – внук Вагана Гайковича.

Главные учителя

В МАрхИ одной из самых ярких личностей был профессор Алексей Душкин. Ваган Гайкович считал его своим главным учителем в архитектуре. Душкин был архитектором красивейших станций Московского метро: «Кропоткинская» (1935), «Маяковская» (1938), «Площадь Революции» (1938), «Автозаводская» (1943), «Новослободская» (1952), а также высотного здания у метро «Красные Ворота» и знаменитого универмага «Детский мир». Но при Хрущеве началась борьба с «архитектурными излишествами», и Душкина убрали из института. Впоследствии Алексей Николаевич был включен в книгу «Сто великих архитекторов мира».

Дипломную работу – генеральный план застройки города Звенигорода в Московской области – Каркарьян выполнял под руководством заведующего кафедрой градостроительства МАрхИ Николая Полякова. Именно он посоветовал способному выпускнику принять приглашение поехать в Куйбышев: «Не каждому молодому архитектору выпадает шанс участвовать в разработке генплана миллионного города».

Генплан города

И Ваган вместе с Тамарой в 1958 году отправились в наш город. Здесь им почти сразу дали однокомнатную квартиру, что в те времена было огромной редкостью. Каркарьян с головой окунулся в работу над генпланом Куйбышева под руководством Николая Подовинникова и Абрама  Каневского. Эта работа стала для Каркарьяна большой школой. Генплан был утвержден в 1967 году: появились новые микрорайоны и парки, Московское шоссе, улица Старо-Загора, многие общественные здания.

На первых должностях

В 1962 году Каркарьяна приняли в Союз архитекторов СССР. А  вскоре избрали председателем правления Куйбышевской организации Союза и переизбирали на эту должность десять лет подряд. По его инициативе и при его участии в инженерно-строительном институте была создана кафедра архитектуры, а в апреле 1990 года институт стал архитектурно-строительным. Будучи профессором кафедры градостроительства, Каркарьян читал курс лекций и вел практические занятия.

В 1965 году, в возрасте 31 год, он был назначен главным архитектором института «Куйбышевгорпроект». Сыграли роль его успехи по завершению гостиницы «Волга» и второй очереди набережной. А с 1986 по 1995 годы он возглавлял областной институт «Куйбышевгражданпроект».
В 1970-х годах главным направлением развития центра города стала улица Молодогвардейская. Каркарьян вместе с другими архитекторами проектировал и строил Дом актера, Дом проектных организаций, Белый дом, фонтан «Победа», Дворец спорта, Дворец бракосочетаний.

Нереализованные мечты

Но у него было и много нереализованных проектов: железнодорожный вокзал, где сохранялись старые постройки эпохи модерна, Дом научно-технической информации, Дом творческих союзов, городской аэровокзал на Московском шоссе, ресторан «Три вяза», ипподром, проект Монумента Славы. Но главное – не был воплощен в жизнь проект нового центра Самары. Он должен был возникнуть в геометрическом центре города, в районе Ботанического сада и Загородного парка.

«По улицам старой Самары»

В 1984 году Каркарьян вместе с журналисткой Валентиной Неверовой начали вести в газете «Волжская коммуна» рубрику, посвященную 400-летию города. Он рисовал, она писала. Эти заметки имели успех, и на их основе в 1988 году была издана маленькая книжка «По улицам старой Самары» тиражом 10 тысяч экземпляров и ценой 25 копеек, которая разошлась мгновенно. Я жил тогда в Москве, а приехав в Куйбышев в отпуск в октябре 1988 года, в поисках этой книги безуспешно обошел почти все книжные магазины Куйбышева, затем поехал в Новокуйбышевск - с тем же результатам, а еще через день – в Сызрань, Жигулевск и Тольятти. И только в последнем из этих городов, а Автозаводском районе, мне все-таки удалось купить эту книгу. Взял 4 экземпляра.

Через десять лет, в 1998 году, вышла книга «Старая Самара: история, дома и люди», затем «Деревянное зодчество Самары», «Самара – Куйбышев – Самара», «Модерн в архитектуре Самары», «Рукотворный металл Самары», «Река Волга, город Самара» и, наконец, «Тайны деревянных украсов Самары».

В эпицентре борьбы

В 1990 – 2000-х годах Ваган Гайкович оказался в эпицентре борьбы за сохранение старого города. Его спросили: «Почему вы этим занимаетесь?», намекая при этом, что защитой старой Самары занимаются два армяна – Каркарьян и Армен Арутюнов (журналист «Волжской коммуны», блогер – С.С.) На это Каркарьян ответил: «Я не армянин, я советский человек».

По его инициативе в городе появилась улица Григория Засекина, основателя Самарской крепости (бывшая ул. Карбюраторная).
В память о главном архитекторе

Весной прошлого года Ваган Гайкович тяжело заболел, а 6 января этого года его не стало. Похоронен он был на кладбище «Рубежное» недалеко от главного входа. 11 января мне довелось провести экскурсию, посвященную памяти Каркарьяна. Я был знаком с архитектором, бывал у него в мастерской в доме на проспекте Ленина, 3. Говорили о Самаре, об архитектуре, о книгах, он меня всегда угощал чаем с печеньем и конфетами. А впервые я узнал о нем ровно 30 лет назад, в августе 1984 года. Я тогда жил в Москве, учился в институте, на летние каникулы приехал в Куйбышев. Проходя по ул. Молодогвардейской мимо «Шанхая» (дома №№ 209 – 217),  обратил внимание на выставочный зал в торце этого здания. Там проходила юбилейная выставка Каркарьяна - ему исполнилось тогда 50 лет. Я зашел посмотреть, эта экспозиция меня очень заинтересовала. Затем в местных газетах к юбилею города появились его рисунки и статьи Валентины Неверовой. Лично я с ним познакомился в 1994 году (была юбилейная выставка на Красноармейской, 4, в бывшей кухмистерской фон Вакано), а более тесное общение началось в конце 1990-х годов. Очередные юбилейные выставки проходили в 2004 году в «Радуге», а в 2009 году в галерее «Новое пространство» при областной библиотеке.

Очень хотелось бы, чтобы имя этого замечательного человека не было забыто в Самаре, в городе, преображению которого он посвятил всю свою жизнь. Почему бы не открыть мемориальный музей в мастерской, не издать массовыми тиражами его книги, рисунки, не устроить постоянную выставку его гравюр, не установить в городе его памятник или бюст?

Степан Смирнов

 
36-й
кадр

Фотовзгляд
Юрия
Стрельца