Фактура

Мир DaVinci: количество стран-участников перевалило за пятьдесят

Мир DaVinci: количество стран-участников перевалило за пятьдесят

Роботы-инвесторы завоёвывают всё большую популярность.  Портал DaVincibot приводит такую статистику: представители 52 стран мира уже зарегистрировались в системе. Сегодня у компании 8000 партнёров, которые ежедневно получают доход, используя возможности робота-советника.  Автоматический...
28.02.2020

Культура

Левша-пацан: возвращение с...

Левша-пацан: возвращение с...

Левша-пацан — российский артист, саунд-продюсер, играющий в жанрах даб, регги, д...
04.03.2020

Город ZERO

Кипрские пальмы и офисы капитанов бандитизма...

Кипрские пальмы и офисы капитанов бандитизма...

Журналист Андрей Демидов (к сожалению, я с ним не знаком), оставил несколько своих наблюдений про период правления Дмитрия Азарова - экс-градоначальника Самары,...
19.02.2020
Мы в социальных сетях:

Мало кто вспоминает сегодня тот день - 19 августа 1991 года. За это время успело вырасти новое поколение, для которого те события – седая история. А я помню. Пасмурный понедельник, когда в «ящике» без конца кружилось адажио из «Лебединого озера». С тех пор не выношу эту прекрасную томную музыку. Потом на экране появился президиум, и какой-то человек с дрожащими руками говорил казенным голосом о чрезвычайном положении. По дороге на работу я посматривал на лица пассажиров трамвая - полнейшее безразличие. В редакции газеты «Культура», которая тогда находилась на шестом этаже обкома КПСС (сегодня «Белый дом»), напротив, царило возбуждение, смешанное с унынием. Чего не скажешь о партийных функционерах, которые явно радовались – пожимали друг другу руки, некоторые обнимались. Казалось, все возвращается на круги своя. Но это только казалось. На третий день ГКЧП приказало долго жить. В Самару приехал Борис Ельцин. Мы смотрели из окна шестого этажа, как он выступал. Вся площадь перед «Белым домом» была заполнена людьми, а какая-то старушка все пыталась поцеловать у Бориса Николаевича руку. Тогда он был подлинным народным героем. Это потом его станут проклинать, когда начнутся гайдаровские реформы, и цены стремительно взлетят вверх, а рубль столь же резко спикирует вниз. И вмиг наполнившиеся прилавки магазинов будут только раздражать безденежное большинство. 
И все же оставалась надежда, неистребимая вера в светлое будущее. Сегодня она стремительно тает. Тяжкое наследие советской империи мертвой хваткой держит за горло свои жертвы. Неужели и тогда они были напрасны? Владимир Усов, Дмитрий Комарь, Илья Кричевский - кто помнит сегодня эти имена? Они заплатили своей жизнью за нашу свободу, да не по Сеньке оказалась шапка. Пессимисты уже говорят: они победили. Имея в виду ГКЧП. Оптимисты, снова на кухне, робко возражают: победа будет за нами.
Время зависло. Как компьютер. Control-Alt-Delete тут не поможет. Будущее в тумане. Движение вперед реализуется движением вспять. Потоки слов низвергаются с вершин. Страна в летаргическом сне, когда утро плавно переходит в ночь. Проснуться страшно: на рассвете ночные кошмары становятся явью – гремят взрывы, пылают пожары, на горизонте бессменно маячит дефолт…
Говорят, надежда умирает последней. Но бессмертие ей никто не гарантирует.

Юрий Хмельницкий,
литературный редактор

 
36-й
кадр

Фотовзгляд
Юрия
Стрельца