Фактура

Story: пивная мамаша

Story: пивная мамаша

Второй по величине город Самарской области — Тольятти продолжает удивлять журналистов внутриполитическими скандалами и громкими разоблачениями в области ЖКХ. Тем более, что одни процессы часто тесно связаны с другими. Даже...
06.05.2019

Культура

Сборная Волги по Солнечной...

Сборная Волги по Солнечной...

Сегодня портал News163.ru публикует рецензию Николая Зайченко на совместный альб...
21.08.2019

Город ZERO

Ноу криминалити...

Ноу криминалити...

Парламентарии и силовики не заметили материал про авторитетного депутата Дуцева и лидера ОПГ Шейкина, - пишет портал «Парк Гагарина». Новостной сайт News163.ru,...
11.06.2018
Мы в социальных сетях:

Потерпевший рассказывает, что давал взятку на втором этаже департамента строительства, в коридоре возле мужского туалета

Начало: №1, №4, №12, №16

Краткая предыстория. В районном суде рассматривается дело о взятке. Потерпевший – Валерий О., директор некого ООО, выигравший тендер на строительство пандусов на набережной. Нити ведут в департамент строительства и архитектуры Самары. Свидетель обвинения утверждает, что его шеф был не угоден руководству. Отсюда – бесконечные придирки к качеству работ и затягивание с подписанием актов. Суд подводят к мысли, что Валерия просто вынудили дать взятку.
Защита пытается сыграть на том, что сильно принуждать не пришлось. Мол, директор сам был заинтересован, чтобы проверяющие кое на что закрыли глаза. Адвокаты очень активны, но судья прохладно реагирует на их «эффекты» и осаживает за любую попытку «вывернуть» смысл сказанного.

Имена и фамилии участников изменены.

 

В закутке у туалета

Адвокат вздыхает и подкрадывается с другой стороны: «Уточните, когда и как передавали денежные средства?»
Потерпевший охотно уточняет. Это было на втором этаже департамента строительства, в коридоре возле мужского туалета. Там Валерий передал Кириллу первую сумму – 10 тысяч рублей. До этого созвонился с Романом и получил инструкции. Забрал в банке 70 тысяч, но сразу все решил не отдавать – посмотреть, как будут развиваться события.
«Что чувствовали при этом?» - «Волновался, конечно. У меня недавно сын родился. «Вот, - говорю, - чтобы не сглазить». И десятку отдал. Про сына сказал, чтобы как-то сгладить ситуацию. Мне неудобно было давать. Кирилл тоже смутился».
Впервые чувствую абсолютную искренность в показаниях. Я словно вижу этот закуток у туалета, где обтяпывалось дельце. Ну, как тут не вспомнить Ильфа и Петрова с их «застенчивым воришкой»?!
Адвокат смотрит поверх очков: «Эта встреча планировалась? Или, как говорится, выловили на ходу?» - «Конечно, планировалась. Сказал ему: приходи к туалету, там народу меньше». – «А вы сказали – зачем?» - «Нет, - признается потерпевший. – Это предполагалось». – «В качестве чего вы дали Кириллу деньги?» Валерий вздергивает голову и отвечает медленно, со смаком и явной издевкой над адвокатом: «В качестве ВЗЯТКИ». – «А он об этом знал?» - «Кто?» - тем же тоном вопрошает потерпевший.
У адвоката сдают нервы. «Кирилл!!» - почти кричит он. На замечание судьи возражает: «Ваша честь, я хочу понять. Просто сунули в руку какие-то деньги и сказали: отдай, мол, Роману?!»
Валерий объясняет: «Мне Роман сказал, что Кирилл в курсе». – «То есть вы делаете вывод, что Кирилл знал о том, что берет взятку, со слов Романа?» Потерпевший путается: «Нет... Да». – «А знал ли об этом сам Кирилл, вам не известно?» - «Нет, - признается потерпевший, - мне не известно».
Все-таки хитрый лис этот адвокат! Поймал в ловушку!
Приободрившись, защитник продолжает: «Когда вы с Романом обсуждали оплату, о чем шла речь?» - «Сначала об откате в два процента. Потом – в четыре: по два каждому». Адвокат разводит руками в деланном изумлении: «Вы же предприниматель. Договорились: два процента от полученной суммы. Оплата – 800 тысяч. Вы должны были шестнадцать. Почему же принесли десять?» - «Думал, хватит. Надеялся как-то урегулировать». – «Прямой вопрос. Вы что, хотели обмануть?» Валерий молчит. Адвокат: «Ну, вы же в магазине так себя не ведете, правильно?» Валерий подавленно отвечает: «Рассчитывал додать».

Фото для подстраховки

Роман с Кириллом на этом заседании немы. Кирилл, молодой парень, сидит спокойно, только уши пылают. У Романа, человека явно холерического темперамента, нервно подрагивает нога. Валерий стоит в обычной позе дающих показания: руки за спиной. Интересно, что побуждает людей к этой позе лагерных заключенных?
Адвокат: «Как вам пришла идея сфотографировать деньги?» - «Мне еще Петр говорил: зря, мол, не фиксируешь. Потом супруга напомнила». – «Семьдесят тысяч – значительная сумма...» - «Естественно. Супруга против была. Я настоял». – «Телефон сохранился? Файлы не удаляли?» - «Телефон я отдал следователю». – «Зачем делали снимки? Объясните суду». – «Для подстраховки». – «В чем она заключалась?» - «Ну, какое-то доказательство передачи денежных средств». – «Используя это доказательство, что вы хотели получить?» - «Ну...» Валерий сильно задумывается. Наконец говорит: «Уверенность, что меня не обманут. Потому что к этому шло». Адвокат напирает: «Гарантия свою роль сыграла? Если суд позволит – он вас обманул?» Судья: «Я не позволю. Снимается вопрос».

В тенечке у ресторана

Первый адвокат просит рассказать про встречу с Романом.  
Это произошло недели две-три спустя. Подельники заранее созвонились. Роман сказал: «Десять отдал, гони еще семьдесят». Встреча должна была состоятся возле одного из ресторанов. «В тенечке», как выразился потерпевший. В машине оставалась супруга с младенцем. Валерий «обозначил свое присутствие», то есть стал на условленном месте. Подошел Роман. Деньги перекочевали из кармана в карман. Сложенными, не считая.
Адвокат спрашивает со своей обычной вкрадчивостью: «Валерий Сергеевич, вы ничего не опасались? Понимали, что, по большому счету, преступление совершаете? На глазах у всех». – «Из окон департамента нас видно не было». – «Конец рабочего дня, люди идут...» Судья перебивает: «Он сказал – не опасались».
Вскоре супруга обратилась с заявлением к губернатору. Валерий утверждает, что действовала она самостоятельно. Без его ведома отослала письмо с его электронного ящика. В письме говорилось об «административном присутствии» и «выживании».
В январе 2013 г. к делу подключился следственный комитет.

Подарить камеру

Потерпевший умолкает. Первый адвокат сидит, подперев подбородок рукой. «Пока вопросов больше нет». Как странно слышать это! Но тут же включается второй адвокат со своими вопросами-пиками: «Кирилл вам намекал, что надо бы как-то отблагодарить?» - «Нет, этого не было». – «По поводу фотоаппарата. Субъективно – с какой целью вы его дарили?» - «Не в качестве подарка, - отчеканивает Валерий. – С целью решить проблему по акту. Фотоаппарат – тоже идея Романа. Он как-то позвонил: «Ты знаешь, что у Кирилла день рождения? Хорошо бы ему камеру подарить». 
В этом месте я вздрагиваю. Здесь и сейчас слово «камера» ассоциируется у меня совсем не с цифровым аппаратом...
Допрос продолжается. Теперь уже в свойственной второму адвокату «расстрельной» манере: «С момента передачи денег до обращения в правоохранительные органы сколько времени прошло?» - «Два месяца». – «Почему так долго?» - «Ждал, что мне будет оказана помощь по изыманию моих денег у департамента». – «Каким образом? Кирилл что, начальник департамента?» - «Во-первых, часть актов должен был подписывать именно Кирилл. Во-вторых, он отвечал за приемку пандусов». – «Передача фотоаппарата – подталкивающее действие?» - «Да». – «То есть инициатор – вы?» - «Нет». – «А кто же?!» - «Роман». – «Кирилл не поощрял?» - «Нет». Это и нужно второму адвокату, защищающему интересы Кирилла.
«Скажите, Валерий Сергеевич, а вы понимали, что два месяца жили преступником?» Вмешивается судья: «Презумпцию невиновности у нас никто не отменял». – «Спасибо, ваша честь. Вы понимали, что нехорошо делаете?» Валерий смотрит на судью: «Ваша честь, я обязан отвечать?» Судья поясняет, что дать ответ – в интересах самого потерпевшего.
«Я понимал, что это плохо. Но все другие возможности были исчерпаны». – «Когда вы поняли, что дело пахнет мошенничеством?» Валерий усмехается: «Звоню Кириллу, он говорит: «Свяжись с Романом». А Роман совсем перестал трубку брать. Я понял, что отвалил деньги ни за что». – «И написали заявление?» - «Да». – «А если бы вопрос решился – не написали?» - «Не могу ответить».
«У меня больше нет вопросов, ваша честь», - удовлетворенно говорит второй адвокат.
«Так можно продолжать бесконечно, - замечает судья. – Но финал одинаков: приговор оглашается». Адвокат с иезуитской улыбкой отвечает: «Главное, чтобы он был справедливым, ваша честь».
Ловлю себя на мысли, что здесь нет положительных героев. И подсудимые, и потерпевший, и свидетели – все это, по сути, одна компания. Сочувствовать и сопереживать никому не хочется. Но это – наша жизнь. Вот так, с откатами и административным давлением, строятся пандусы, ремонтируется набережная, заключаются контракты и подписываются акты.
Продолжение следует...

Анна Штомпель  

 
36-й
кадр

Фотовзгляд
Юрия
Стрельца