Фактура

Нигаматзянов, верни наши деньги! (ВИДЕО)

Нигаматзянов, верни наши деньги! (ВИДЕО)

Жители Тольятти жалуются на авторитетных бизнесменов, которые оказывают на них давление. Речь идёт о Руслане Нигаматзянове - предприниматель долгое время фигурировал, как член ОПГ Игоря Ильченко (Игривый). Сегодня он контролирует...
16.09.2019

Культура

Художник Макс Ши предлагае...

Художник Макс Ши предлагае...

31 августа, в Одинцовском городском округе Московской области, в микрорайоне Нов...
04.09.2019

Город ZERO

Ноу криминалити...

Ноу криминалити...

Парламентарии и силовики не заметили материал про авторитетного депутата Дуцева и лидера ОПГ Шейкина, - пишет портал «Парк Гагарина». Новостной сайт News163.ru,...
11.06.2018
Мы в социальных сетях:

Продолжение. Начало в №№2 (6863)  и  9 (6870) за этот год

Пока вы читаете эти строки, он сидит на койке в бараке. Еду ему приносят, от общей проверки освобожден. Он – инвалид. Преступник. Убийца. И все-таки человек...
Согласно приговору Сызранского городского суда от 2 июля 2004 года, Владимир Дудник совершил двойное убийство: бывшей жены и тещи. Вину свою он не признал. Суд учел первую судимость, наличие малолетнего ребенка и болезнь легких и вынес приговор - 14 лет лишения свободы в колонии строгого режима. На втором году после операции Дудник стал инвалидом. Мышцы ниже пояса почти парализовало. Теперь он в прямом смысле сидит. Скоро ему 66 лет... 

Дуднику трижды отказано в условно-досрочном освобождении. На прошлой неделе, 11 февраля,  Красноглинский районный суд Самары в лице судьи Николая Терендюшкина отказал инвалиду и в актировке – освобождении по медицинским показаниям. Суд руководствовался заключением врачебной комиссии о том, что состояние здоровья Дудника по степени своей тяжести не соответствует критериям для актировки.
Сам Дудник и его адвокат Генриетта Малыгина объясняют отказ по-своему: кому-то очень не выгодно, чтобы инвалид вышел на свободу...      

Досадное упущение
На сайте Красноглинского районного суда слушание по Дуднику никак не отражено. Из раздела «судебное делопроизводство» узнаем, что 29 января первое запланированное заседание у судьи Терендюшкина состоится в 15.00 - «О взыскании сумм по договору займа, кредитному договору». Истец – некое ОАО. Солидное дело, красиво звучит – такое не стыдно и на сайт вывесить. Что там актировка по состоянию здоровья какого-то зека!.. Если бы защита Дудника не выяснила день и час «по своим каналам», его судьба решалась бы в узком судебном кругу.

Первое заседание длится пять минут. Судья Терендюшкин заявляет, что вынужден отложить слушание «по чисто формальным признакам». Осужденный Дудник не был извещен о рассмотрении своего дела за две недели, как того требует закон. Кроме того, нет прокурора...
Слушание переносится на 11 февраля.

«Поднять руку хватило сил...»
В новом заседании участвуют помощник самарского прокурора по надзору за соблюдением закона в исправительных учреждениях Сергей Деркасов и представитель ФКЛПУ «Областная туберкулезная больница» ГУ ФСИН Руслан Суюндуков, зам. начальника по лечебным вопросам. 

Для обследования Дудника приглашался невролог из больницы им. Калинина (теперь уже Середавина). Обследование проходило в кабинете Суюндукова в его присутствии. С учетом результатов комиссия пришла к выводу, что состояние здоровья Дудника на данный момент (Суюндуков особенно это подчеркивает – прим. авт.) по степени тяжести не соответствует критериям постановления Правительства РФ от 6 февраля 2004 года №54 «О медицинском освидетельствовании осужденных, представляемых к освобождению от отбывания наказания в связи с болезнью».
- Ваш кабинет оборудован? – спрашивает Малыгина.
- Там есть кушетка, - говорит Суюндуков.
- Какая аппаратура была у невролога?
- Молоточек. Иглы для определения болевой чувствительности... Ваша честь, полинейропатия нижних конечностей – нелегкое и прогрессирующее заболевание. Но на сегодняшний день признаков ухудшения нет. Когда появятся, это будет серьезно. И перспективы его жизни, скажем так, неблагоприятные.

И это говорит тот, кто ПРОТИВ освобождения!
- А когда этот момент наступит – через день, два, неделю? – спрашивает Малыгина.
- Он наступит, если игнорировать лечение. А если стабильно принимать препараты, можно достичь стойкой ремиссии.
- Что в условиях изоляции может дать Дуднику туберкулезная больница? – давит защита. – Может, он умрет через два дня? Я буквально так ставлю вопрос. Как вы считаете, можно ли человеку отбывать наказание, сидя на койке?
Зам. начальника больницы говорит на это  замечательную фразу, которая достойна быть высеченной в граните:
- Положение тела не является препятствием для отбывания наказания.
И тихо добавляет:
- Поднять руку у него же хватило сил...

Умереть на свободе
- У меня есть официальные данные, когда и при каких обстоятельствах Дудник получил инвалидность, - говорит Малыгина.
Она зачитывает из ответа ГУ ФСИН России по Самарской области, что в марте 2005 года осужденный Дудник был направлен в больницу с прободной язвой двенадцатиперстной кишки и разлитым гнойным перитонитом. «В послеоперационном периоде заживление протекало гладко, но отмечалось развитие неврологических нарушений со стороны нижних конечностей».
- В результате операции у моего подзащитного был задет позвоночник! – добавляет адвокат.
- Из документов я этого не вижу, - замечает судья.

По просьбе адвоката к материалам дела приобщают два письма осужденного, где подробно описаны условия его содержания и прогрессирующая болезнь. Генриетта Николаевна зачитывает письма вслух:
«...Было ли медобследование, как оно должно быть, я сказать затрудняюсь, настолько все несерьезно и скорее-скорее. Приехал молоденький мальчик. Привели меня к нему в штаб, минут пять посовещались. Попросил он меня открыть рот, показать язык, сжать руки в локтях, «Смотри на молоточек», вправо-влево... Вот и все обследование!

Об эмоциях своих молчу. Хочется сказать просто: неужели ради такого идиотизма стоило мытариться сюда, в этот морг?!
Говорю этому мальчику, что у меня ноги совсем не ходят и с туалетом замучился. О какой слабости они вообще говорят, когда меня с операционного стола сняли с напрочь отключенными ногами и тазовыми органами. Вдобавок кастратом!

Все это квалифицируется как тяжкий вред здоровью. О каком удовлетворительном состоянии и умеренно выраженном парапарезе (параличе ног в легкой форме – прим. авт.) идет речь? Почему суд на все это закрывает глаза? За 10 лет из-за обездвиженности в этих условиях собираю еще кучу болезней. Это же понятно!

... Все предлагают УДО с медицинским довеском, но не конкретно актировку. Понять несложно такой расклад: он имеет значение для мед. учреждения. Но суд-то для чего существует? Говорят, он должен быть беспристрастен?!
P. S. Не верю ни на грамм во что-то доброе, тем более, когда здесь ежедневно выносят одного за другим, сплошной конвейер! Вот такие дела. А пока я в здравом уме, я верю только в свои силы. А теперь и вы, Малыгины, вдохнули в меня веру! Вам поклон!»
- У меня слезы из глаз, - дрожащим голосом говорит Генриетта Николаевна. – Он нуждается... нет, он уже ни в чем не нуждается, просто хочет умереть на свободе!

Не ангелы-хранители
Слушая письма Дудника, Суюндуков по временам иронически улыбается. Что касается прокурора Деркасова, на протяжении всего заседания он сидит с каменным выражением лица. Нарушает молчание лишь для финальной реплики:
- Уважаемый суд, участники процесса! Прошу в ходатайстве Дуднику отказать. Могу сослаться на тяжесть совершенного преступления и значительную часть не отбытого срока. У меня все.
Садится.
- А по поводу заключения медкомиссии что можете сказать? – спрашивает судья.
- Я согласен.

Вот теперь действительно все.
- Я верю этому человеку, что он преступления не совершал, - говорит Малыгина. – После освобождения он пройдет тест на полиграфе, и мы докажем, что сидел он незаконно!
Решение судьи Терендюшкина: «Исходя из отсутствия у осужденного Дудника тяжкого заболевания и принимая во внимание значительный размер неотбытой части наказания и тяжесть совершенных преступлений, его поведение за время отбывания наказания в местах лишения свободы, суд приходит к выводу о том, что в удовлетворении ходатайства об освобождении от наказания по болезни необходимо отказать».  
На зоне, конечно, сидят не ангелы. Но и стерегут их не ангелы-хранители!

Недавно в Самаре было возбуждено уголовное дело в отношении сотрудника исправительной колонии №5. Его подозревают в вымогательстве 200 тысяч рублей и превышении полномочий с угрозами применения насилия. Только безнадежно наивный человек решит, что это – единичный случай в царстве Фемиды. Вот огласке предаются действительно единичные...
Страшно представить, что может натворить такой служака,  «обладая надзорными и контрольными функциями в отношении осужденного»!
«Самарские известия» будут следить за судьбой Владимира Дудника.   

Анна ШТОМПЕЛЬ

 
36-й
кадр

Фотовзгляд
Юрия
Стрельца