Фактура

Story: пивная мамаша

Story: пивная мамаша

Второй по величине город Самарской области — Тольятти продолжает удивлять журналистов внутриполитическими скандалами и громкими разоблачениями в области ЖКХ. Тем более, что одни процессы часто тесно связаны с другими. Даже...
06.05.2019

Культура

Хороводы и гуслетерапия на...

Хороводы и гуслетерапия на...

Продолжаем знакомить читателей с программой фестиваля «Красная собака», который...
03.06.2019

Город ZERO

Ноу криминалити...

Ноу криминалити...

Парламентарии и силовики не заметили материал про авторитетного депутата Дуцева и лидера ОПГ Шейкина, - пишет портал «Парк Гагарина». Новостной сайт News163.ru,...
11.06.2018
Мы в социальных сетях:

Продолжение. Начало в №56 (6917) от 22 апреля 2015 года
«Меня зовут Валентина Владимировна. Я мама Андрея Кузнецова, осужденного по уголовному делу №1-213/13 (1-7/14) – «Дело о пандусах». С надеждой найти справедливость обращаюсь к вам за помощью...» 
За год, прошедший со дня вынесения приговора по так называемому «делу о взятке», я побывала на многих судебных заседаниях. Но тот процесс не забуду никогда. Как в хорошем детективе, финал был ошеломляющим. А пандусы недалеко от развлекательного центра «Кинап» превратились в монумент под названием «Превратности судьбы».
Сегодня вы уважаемый человек на хорошей должности, завтра – жалкий арестант. Никто. И единственное, что остается, – исписывать горы бумаги в поисках справедливости...

Жизни не хватит
Хронику процесса можно проследить в «Самарских известиях» (см. №№1, 12, 16, 20, 32, 38, 42, 46, 67 и 75 за прошлый год). Напомню: потерпевшим по делу признан директор ООО «Проектстройинновации» Владимир Владимиров. В 2012 году он заключил муниципальный контракт на строительство пандусов на территории второй очереди набережной. Согласно приговору суда, с августа по ноябрь 2012 года  начальник отдела технического надзора департамента строительства и архитектуры (ДСА) Андрей Гончаров и главный специалист этого отдела Андрей Кузнецов, действуя по предварительному сговору, получили от Владимирова взятку общей суммой 80 тысяч рублей плюс фотоаппарат для Кузнецова за подписи на актах выполненных работ. Супруга Владимирова обратилась к губернатору с заявлением, что «департамент строительства ведет себя, как бандиты». В январе 2013 года к делу подключился следственный комитет. 

Подсудимые вины не признали. По их словам, оговор со стороны Владимирова преследовал одну цель – избежать многомиллионной неустойки за пропущенные сроки сдачи объекта «и вообще процесс похож на заказной». С чиновниками разобрались жестко: Кузнецову – 7 лет, Гончарову – 7 с половиной колонии строгого режима. Кроме того, обоим присудили штраф в размере 5 млн. 99 тысяч рублей. 
«Это наказание для меня просто несовместимо с жизнью, - пишет Андрей Кузнецов из колонии. – Я никогда не был судим, у меня мать пенсионерка, даже если я продам все свое имущество, мне и половины штрафа не выплатить. Да мне жизни не хватит, чтобы выплатить этот штраф!»

В чем цель суда?
Когда человека коснется беда, он начинает разбираться в больном вопросе едва ли не лучше профессионалов. 
«Помимо того, что приговор является антигуманным и несправедливым, он вынесен с существенным нарушением действующего законодательства, - замечает в своем письме мать Кузнецова. – В соответствии с ч. 4 ст. 302 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, обвинительный приговор не может быть основан на предположениях и постановляется лишь при условии, если в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления доказана. Судей при этом нисколько не смущает, что решение основывается практически на одних показаниях Владимирова, и все они, по мнению суда, являются объективными и достоверными. Получается, чтобы посадить человека за решетку, достаточно доноса?..»

«Признавая наличие смягчающих и отсутствие отягчающих обстоятельств, а также положительную характеристику моего сына, суд тем не менее, назначил более строгое по данной статье наказание, что противоречит ч. 1 ст. 60 УК РФ, - продолжает Валентина Владимировна. – Судом необоснованно наложен арест на квартиру площадью 184 кв. метра по ул. Теннисной, 29. Не учтено, что она находится в общей долевой собственности, фактически является общежитием, а сын – собственник лишь 14/113 (комнаты №27). Сохранение ареста на всю квартиру нарушает права иных собственников... Все вышеизложенное говорит о том, что целью суда является не восстановление социальной справедливости, а поддержка стороны обвинения, получение очередной звездочки или премии любой ценой, несмотря на искалеченные судьбы. Наказание, назначенное моему сыну, является несоразмерным причиненному вреду и последствиям. Молю вас, помогите добиться справедливости!»

Арестованная квартира
Не многие знают, где находится улица Теннисная. Хотя от площади Кирова она всего в пяти минутах ходьбы. Ныряешь в узкие улочки, огибаешь нескончаемый дом... Ощущение «искривленного пространства».
А вот и квартира, на которую наложен арест. Коридор напоминает «гостинку». С той разницей, что кухня здесь общая. У дверей зелеными глазами таращится кот. Соседей не видно – рабочий день.

Меня встречает Валентина Кузнецова, моложавая интеллигентная дама.
- Никогда ничего плохого Андрей не делал, - вздыхает мать. – Один раз оступился – покарать и все забрать. А у него ничего своего и нет. Эту квартиру отец покупал. Обстановка – моя. Холодильник раздолбанный...
 На минимуме пространства – мягкая мебель, «стенка» со старым телевизором, журнальный столик с торшером. Мило и уютно, но совсем не тянет на апартаменты «взяточника и казнокрада». По поводу ареста на имущество Кузнецов подавал иск в районный суд. Проиграл, конечно. Суд мотивировал тем, что с иском должны обращаться жильцы, права которых ущемлены.

Ужасный сон
- Я не была ни на одном заседании, - говорит Валентина Владимировна. – Человек я, что называется, «не привлекавшийся». Никогда не думала, что за 10 тысяч можно оштрафовать на 5 миллионов и посадить на 7 лет! Я верила в наш гуманный и справедливый суд. А оказалось, раз попался – будешь сидеть. Все будет так, как хочет судья и прокурор. Конечно, сын сам виноват...  
- Как вы восприняли известие об аресте?
- Ходить не могла (плачет). Андрей мне долго вообще ничего не говорил. Сказал, уже, когда суды начались. Преподносил все в радужных тонах: «Мам, ничего не будет. Будет условно». – «Может, мне пойти в суд?» – «Нет, не надо». В ту пятницу, когда его приговорили, 23 мая прошлого года, мне приснился ужасный сон. Я видела тюрьму и будто я иду на полусогнутых ногах... В общем, я все поняла.

О постигшей беде Валентина Владимировна никому не рассказывала. Коллеги до сих пор не знают. (Или делают вид. Молва разносится быстро... – Прим. автора). На вопрос: «Как вам удавалось сохранить самообладание?» – мать Андрея отвечает:
- Какое там самообладание! На меня смотрят и спрашивают: «У тебя что-то случилось?» А я говорю: «Ничего». Приду домой, наревусь и спать ложусь.
- Как вы сейчас поддерживаете связь – звонки, письма?
- Недавно было свидание. Долгосрочное. Ездила к нему с Юлей (невеста Кузнецова – прим. автора).
- Как Юля восприняла эту ситуацию?
- Настроена ждать.

Письмо Андрея, выдержки из которого я приводила, заканчивается всплеском эмоций: «А еще я хочу добавить, что очень люблю свою Юлечку и не люблю, когда она грустит. А когда она улыбается и смотрит на меня, то все вокруг становится другим и я испытываю настоящее счастье (смайлик). Я очень хочу обнять ее и поцеловать. И никогда не отпускать. Больше всего на свете люблю ее!»

Государственный преступник
С мая прошлого года Андрей Кузнецов содержится в колонии №26 в селе Спиридоновка Самарской области.
- Какие там условия? Жалуется на что-нибудь?
- Нет, не жалуется. Работает. У него самая высокая зарплата – 2600!
- В месяц?..
- Ну, некоторые вообще 100 рублей получают. А он хлеб печет. Научился, куда деваться! Конечно, питание там не ахти. Вода плохая. Через фильтры очищают.  А так... Ни драк, ни воровства – ничего такого. Там у них магазины, церковь, футбольное поле... В общем, я думала, будет хуже.

- А то, что в Самарской области, – это вы хлопотали?
- Так распределили. Говорят, из департамента человек подходил... Гончаров попал в Новокуйбышевск, в 3-ю колонию. Она считается образцово-показательной. Там и вода хорошая... Мы тоже туда хотели. Но, наверное, вместе их нельзя. Они же преступники государственного значения, - добавляет мать с горечью. – Хотя на самой низкой ступени стояли. Ничего не решали. Никакой договоренности между ними не было. Следствие их искусственно связало. И амнистия им не светит. Таких не амнистируют. 
- Арбитражный суд тоже решил в пользу директора ООО «Проектстройинновации». Как вы думаете, почему взяткодатель признан пострадавшей стороной?
- Не знаю, - тяжело вздыхает Валентина Владимировна.
Версии у нее, конечно, есть. Но поскольку они бездоказательны, приводить их не будем.

«Кому мы нужны?»
На суде Кузнецов показался мне человеком интеллигентного склада. Дико было даже представить его за решеткой.
- Андрей закончил строительный, - рассказывает мать. – Грамотный специалист. Работал прорабом. И ничего не заработал... Так радовался, когда устроился в департамент! А чему? Зарплата там нулевая... (17 тысяч в 2012 году. – Прим. автора).
- Как вы намерены собирать сумму штрафа?
- Разве можно собрать пять миллионов?! Сейчас с нас этих денег никто не требует. Выйдет Андрей – будет выплачивать. Не знаю, каким вернется... Дождусь ли его?.. (Плачет).

Верховный суд в удовлетворении жалобы отказал. Кузнецовы пишут и в Москву, и местным властям. Отовсюду – отписки: «Не можем вмешаться в судебный процесс».
Фотографироваться для газеты Валентина Владимировна отказалась.
- Хотите что-нибудь добавить, обратиться к кому-то?
- К кому я обращусь? (Горький смех). Кому я нужна? Кому мы все нужны?..
«Самарские известия» будут следить за судьбой Кузнецова и Гончарова.

Анна ШТОМПЕЛЬ

 
36-й
кадр

Фотовзгляд
Юрия
Стрельца