Фактура

Мир DaVinci: количество стран-участников перевалило за пятьдесят

Мир DaVinci: количество стран-участников перевалило за пятьдесят

Роботы-инвесторы завоёвывают всё большую популярность.  Портал DaVincibot приводит такую статистику: представители 52 стран мира уже зарегистрировались в системе. Сегодня у компании 8000 партнёров, которые ежедневно получают доход, используя возможности робота-советника.  Автоматический...
28.02.2020

Культура

Левша-пацан: возвращение с...

Левша-пацан: возвращение с...

Левша-пацан — российский артист, саунд-продюсер, играющий в жанрах даб, регги, д...
04.03.2020

Город ZERO

Кипрские пальмы и офисы капитанов бандитизма...

Кипрские пальмы и офисы капитанов бандитизма...

Журналист Андрей Демидов (к сожалению, я с ним не знаком), оставил несколько своих наблюдений про период правления Дмитрия Азарова - экс-градоначальника Самары,...
19.02.2020
Мы в социальных сетях:

От жизненных испытаний никто не застрахован. И порою — самым сложным из них оказывается жить в человеческом обществе. С людьми, оказавшимися на улице особо не церемонятся и с легкостью ставят на них клеймо – бомжи. Однако просто так человек не опускается. Причины бывают разные, но чаще всего это – алкоголь и наркотики. Вот только не стоит забывать, что у каждого, пока он живой, остается шанс все изменить. Фонд «Перспектива» помогает людям вернуться в общество и все начать сначала.   

На личном примере
Встретиться с корреспондентами «Самарских известий» руководитель фонда Анна Дорофеева согласилась сразу, и мы отправились посмотреть, как живут бывшие бездомные. «Перспектива» находится в поселке Зубчаниновка в том же доме, где живет основательница фонда. У ворот нас встречает миловидная женщина.
- Добро пожаловать! – говорит она. – Пойдемте в кабинет.
Мы заходим в двухэтажный кирпичный дом. В кабинете ничего лишнего, только то, что нужно для работы: компьютер, телевизор, акустическая аппаратура, на стене многочисленные дипломы и благодарственные письма.
- Здесь мы не только работаем, но и отдыхаем, - говорит Анна. – Собираемся дружным коллективом и смотрим телевизор, читаем книги или обсуждаем события, которые произошли в течение дня.
Как рассказала хозяйка фонда, помогать попавшим в беду людям она начала после того, как сама справилась со своей проблемой.
- Я чудом избавилась от наркозависимости, - говорит Анна. – Еще в начале 90-х годов так случилось, что я попала в эту волну наркомании. Тогда это было модно среди молодежи. В каких клиниках и центрах меня только  не лечили, все тщетно. Кровь почистят и все. Через некоторое время опять в омут. Только, когда я поверила в Бога, все изменилось. Мне повезло, я смогла справиться и полностью избавиться от этой страшной болезни. Во мне что-то как будто щелкнуло: я поняла, что должна помогать людям, которые попали в беду. Сначала работала с наркоманами, а постепенно стала помогать алкоголикам и бездомным.
По словам Анны, она по образованию психолог и на собственном опыте убедилась, часто просто беседы помогают людям осознать свое положение и то, что есть другая жизнь, которую может достойно прожить каждый.
- Начинала помогать людям я в собственной квартире, - говорит Анна. – У меня кто только не ночевал: и наркоманы, которые отказались от героина; и бездомные, пока я помогала им восстановить документы. Правда, дочка Лена была не рада таким гостям. Сами понимаете - подросток. А когда я продала квартиру в городе и купила дом в Зубчаниновке, Лена просто негодовала. Правда, скоро она многое поняла и сейчас помогает мне возвращать попавших в беду людей к новой жизни. Среди тех, кто обратился к нам за помощью, оказался и будущий муж Лены. Парень избавился от наркозависимости, и сейчас молодые вместе помогают людям.

Здесь всем рады
Общественный благотворительный фонд «Перспектива»  существует с 2003 года. За это время через него прошли десятки людей, которые сейчас вспоминают о прошлом, как о чем-то далеком и ненастоящем, живут новой жизнью.
- Мы принимаем всех людей, - говорит Анна. – Если нужна медицинская помощь, то вызываем «скорую», отвозим человека в больницу, а после выздоровления забираем сюда,  приводим в порядок, даем одежду, кормим и оставляем жить. Одновременно восстанавливаем ему документы. Тех, кто остается у нас, предупреждаем, что для всех одни правила: не употреблять алкоголь, наркотики и не подвергать никого физическому или моральному насилию. Многие считают, что у нас тут секта, и мы живем по понятиям. Но это не так. Мы никого ни к чему не принуждаем. Здесь все живут добровольно. В любой момент человек может собраться и уйти. А может и вернуться.
Не все смогли пережить падение и подняться. Но те, кто все-таки сумел побороть свои порочные пристрастия, сейчас считают себя самыми счастливыми.


Учитель французского языка
Несколько лет живет у Анны Вячеславовны 60-летняя Татьяна Шевякова. Глядя на эту интеллигентную женщину, трудно поверить, что она почти полгода жила на улице.
- Я сама виновата, что оказалась бездомной, - говорит Татьяна Степановна. – Все у меня в жизни было хорошо. Как и мечтала, стала учителем французского языка. Преподавала в техникуме. Замужем была за любимым человеком, он работал на заводе «Прогресс». Прожив вместе 25 лет, мы решили развестись. У меня два замечательных сына, которые женились и воспитывают детей.
Как рассказала Татьяна Степановна, после смерти ее матери, ей досталась трехкомнатная квартира, где она жила с сыновьями. Когда поняла, что молодые парни хотели бы жить самостоятельно, разменяла квартиру на две однокомнатные. В итоге ни с одним из сыновей она не смогла ужиться и ушла на улицу.
- Первое время я собирала бутылки на помойках и сдавала, - говорит Татьяна Степановна. – Пенсию оформить не успела, и это был мой единственный доход. Ночевала на улице, у ДК Кирова, где собирались бродяги. За бутылки меня как-то подростки толкнули в костер. Я все лицо себе обожгла. А когда похолодало, то от переохлаждения перестала чувствовать ноги. От безысходности много пила.
Анну Степановну увидели волонтеры фонда «Перспектива». В то время женщина уже совсем не могла ходить.
- Когда я ее увидела, то обомлела, - говорит Анна Вячеславовна. – О таких часто говорят - не жилец. К счастью, нам удалось ее подлечить, привести в порядок. Сейчас она нам как родная, мы ее зовем тетя Таня. Она помогает по хозяйству и следит за новыми жильцами.
Сама Татьяна Степановна не может нарадоваться, что попала в этот фонд.
- Я никогда не вернусь к прежней жизни, - говорит она. – Здесь меня любят и помогают во всем. Дети знают, где меня искать, но думаю, я им не нужна. У них своя жизнь. Я их ни в чем не виню.

Страшно быть взрослой  

А 29- летняя Аня попала к Анне Вячеславовне под Новый Год. Девушку жестоко избил сожитель и выгнал голой на мороз. Ей повезло: мимо проезжали добровольцы фонда и помогли бедолаге.
- Я выросла в детском доме, - говорит Аня. – А когда время пришло покидать его, я просто не знала, как буду жить. В интернате все понятно: тебя кормят, одевают, есть место для сна. А куда идти потом? Меня отправили в Ульяновский техникум учиться на маляра-штукатура. Жизнь в студенческом общежитии - это много свободы. Начала сначала пиво пить с подружками, а после окончания техникума вернулась в Самару, долгое время бродила по притонам. Познакомилась со строителем и поселилась у него на съемной квартире. Он меня постоянно бил и выгонял из дома. Как-то я даже неделю жила в подъезде.
По словам Ани, терпеть сожителя ей приходилось от безысходности. Да и подруги тоже были любительницы выпить.
- Когда я попала к Анне Вячеславовне, то сначала не могла понять - зачем я тут? - говорит Аня. – Через несколько месяцев собрала вещи и ушла жить к подруге. Ее муж, чтобы мы не убежали на улицу, запирал нас в квартире. И когда я поняла, что больше так жить не могу, попросилась помочь ему на работе. Он был разнорабочий и подрабатывал у соседей в частных домах. Он взял меня и поручил спустить бассейн на территории частного дома, а сам ушел. Я быстро сделала работу и, пока его не было, в одних галошах убежала прочь. Не помню, как я добралась до фонда, и прямо у забора села на корточки и стала молиться. Неожиданно подъехала машина, из нее вышла Анна Вячеславовна и обняла меня. Сейчас я ее зову мамой.
Вот уже год Аня живет вместе с новой мамой. Девушка помогает бездомным, как ее новая семья, и верит, что все в ее жизни будет хорошо.

Кудесница леса Олеся
Жили у Анны Дорофеевой и две 14-летние девочки. Обе Олеси. Одна из неблагополучной многодетной семьи. Воспитывалась в доме, где было еще четверо детей, среди которых она была старшей, и отец-алкоголик, который постоянно поджигал квартиру — такое у него было «развлечение». В итоге мать их бросила, а у отца не сложились отношения со старшей дочкой. Укрыться от него, а заодно и от всего общества девочка-подросток решила в лесу. Там она построила себе землянку и жила в уединении на протяжении нескольких месяцев. Как ей это удалось, можно только удивляться. Оттуда ее забрали органы опеки и передали на воспитание Анне Вячеславовне.
- Мы восстановили ей паспорт, отправили в школу учиться, - говорит хозяйка фонда. – Все у Олеси сложилось хорошо. Она выучилась, вышла замуж, сейчас воспитывает ребенка и часто навещает нас.
А вот у ее тезки были проблемы с наркотиками. Ребенка воспитывала старшая сестра, и когда перестала справляться, обратилась за помощью в фонд. Анне удалось вернуть девочку к жизни и объяснить ей, что наркотики – очень страшная болезнь.

Братья с того света
Как рассказала Анна, несколько лет назад в приют привезли двух молодых людей. У мальчиков (им было тогда 12 и 14 лет) умерли родители, и «черные» риэлторы отняли у них квартиру. А чтобы ребята не мешали творить им свои дела, решили посадить их в тюрьму. Воспользовавшись связями в правоохранительных органах, злоумышленники попытались «повесить» на ребят нападение на полицейского. Сами же мальчики на тот момент давно жили на улице, голодные и больные.
- Помню, ребят привезли в ужасном состоянии, - говорит Анна. – Они гнили заживо, даже уже на ранах появились черви. Чудом в больнице ребят поставили на ноги. Я отвоевала их у «законников», доказав в суде, что ребята не виновны. Сейчас старший брат Саша живет у нас и работает добровольцем, а младший Андрей устроился на работу в городе, снимает квартиру и каждую неделю помогает фонду.

А нас и здесь неплохо кормят
Благотворительный фонд «Перспектива», которым руководит Анна Дорофеева, имеет  филиал в селе Гостевке, где тоже побывали корреспонденты «Самарских известий».
В село Гостевку Борского района мы добирались почти четыре часа. Но вот, наконец, на месте. «Тут дом девочек, а там, чуть подальше, живут мальчики», - показывает нам вездесущая Анна Дорофеева, хозяйка центра для людей, оказавшихся в сложной жизненной ситуации. Через слегка покосившуюся калитку мы заходим во двор, а потом и в дом, где проживают бывшие бездомные. Выглядит он, как обычная деревенская изба. Внутри тоже ничего особенного: печка, небольшая кухонька да спальная комната. На пороге нас встречает ароматный запах щей.
- Обедать собираетесь? А мы вам тут к чаю конфет привезли, - обращается к своим постояльцем Анна Вячеславовна. За плитой стоят две женщины, они обернулись и поздоровались с нами. На их лицах улыбки: они явно рады нашему приезду.
- Давайте и вы с нами обедать, - говорит одна из них, приглашая нас за стол.

В прошлом бомж
Перед нами по другую сторону стола сидит довольно ухоженный интеллигентный пожилой мужчина, чисто выбритый, в чистой одежде. Это Александр Федорович, который тоже пришел на обед. Он настоящий старожил центра, живет здесь уже семь лет. Раньше он жил в Зубчаниновке, а сюда переехал чуть меньше года назад. До того, как оказаться на улице, он жил вместе со своей мамой в Кинеле. Потом мать умерла, и ему пришлось уехать. Перед тем, как добраться до Самары, Александр немного попутешествовал:
- В Москве три года был, работал водителем и снимал квартиру, а потом, в 2005 году, в Самару перебрался. Немного пожил у знакомых, но, когда пришла пора съезжать от них, податься мне было некуда, и я начал скитаться по улицам.
Это было очень давно, но он до сих пор с болью вспоминает те дни:
- Как оказался без дома, сразу же запил. На улице тяжело долго оставаться трезвым, тем более, в мороз. Жил я, в основном, в подвалах. И еще в больнице был частым гостем: меня избивали малолетки.
Такая жизнь у Александра Федоровича продолжалась два года. В 2007-м он пришел на «кормежку», которую устраивал центр. Его позвали знакомые, и он поехал. Так до сих пор и живет тут. Его жизнь круто изменилась:
- Здесь мне очень хорошо. Я не только нашел себе дом, но изменился и сам, стал совершенно другим человеком.

Ах, эта свадьба

Пока мы разговаривали с Александром, женщина рядом с ним обсуждала с Анной бытовые дела. Она то и дело останавливалась послушать, что говорит Александр, а потом снова продолжала беседу.
- У них с Мариной скоро свадьба, - говорит хозяйка центра, показывая на Александра Федоровича.
Услышав это, они оба заулыбались. Марина уже бывала в центре раньше (в 2005 году), но тогда ушла, прожив всего пять месяцев. Уже год, как она снова вернулась сюда, и теперь следит за всем хозяйством и помогает новеньким. Она вернулась сюда не сама, ее привела дочь, потому что Марина очень часто выпивала. До того, как оказаться здесь, она сама работала заведующей в социальной гостинице в Ижевске. И теперь, после того, как восстановилась, снова помогает таким же, как она:
- Я уже не вижу для себя другой жизни. Мне нравится быть здесь и своим примером показывать людям, что все может измениться.
У Марины много планов насчет своего будущего и будущего центра:
-  Я узнала, что в селе раньше занимались разведением овец. Думаю, было бы здорово возродить эту традицию. Хочу продвинуть эту идею и получить грант на ее развитие.

Не удалось спасти
Все выходят из-за стола, и мы идем осмотреть дом. В комнате немного прохладно, но это из-за того, что мы пришли из кухни, где топится печка. На стуле сидит пожилая женщина. В руках она держит нитку с иголкой и шитье.
- Что вы такое шьете? - спрашиваем мы ее.
- Это мешочки, чтобы вещи с собой в баню было удобно носить. Я их в подарок нашим братьям на 23 февраля делаю.
Елена Романовна повернулась и достала еще несколько уже готовых изделий. На каждом вышиты имена.
- Вот, уже несколько сделала, - говорит она, протягивая нам мешочки.
Елена Романовна живет в центре год. Когда-то ее нашли на автовокзале.
- Жить здесь просто благодать. Летом огородом занимаемся, а зимой я люблю шить и вязать. Не понимаю, как человеку тут может не понравиться, как можно уехать отсюда в город, - говорит Елена Романовна.
Об одном она сожалеет:
- Если бы я узнала о таком месте раньше, то может быть, и сестру мою удалось бы спасти, но уже ничего не исправишь.

От чтения – к бутылке
А вот и Светлана – молодая симпатичная женщина, которая суетиться на кухне.
- Света, вы расскажите о себе? – интересуемся мы.
- А что не рассказать, с удовольствием, - говорит девушка.
История Светланы оригинальностью не отличается. Когда девушке исполнилось 18 лет, у нее стала сильно пить мать. Ее лишили родительских прав, а младшего брата отправили в детский дом. Света, получив образование в авиационном колледже по специальности «электромонтажник оборудования летательных аппаратов», некоторое время работала на заводе «Прогресс», а потом вышла замуж и уехала в Краснодарский край.
- Все у меня было хорошо, воспитывала дочь, - говорит Светлана. – А потом у меня умерла бабушка и я приехала в Самару, чтобы оформить ее комнату на себя. А когда вернулась обратно, муж развелся со мной и забрал дочь. На вокзале у меня украли паспорт, и я вернулась в Самару на попутке. Мать тогда пила и не пустила меня в квартиру. Так почти полгода я жила во дворе, то под машиной ночевала, то на лавочке. Мама мне только книги выносила, которые помогали коротать время. Со временем Света пристрастилась к спиртному, собирала бутылки и металлолом, а деньги тратила на зелье.
- Так я отморозила себе ногу, - говорит Света. – В больнице мне ампутировали половину стопы. Я не ожидала, что обо мне вспомнит мать. Она и привезла меня в центр «Перспектива». Вот уже год здесь живу. Встретила любимого человека, скоро будет у нас свадьба. Постоянно вспоминаю о дочери, но не знаю, где она. Думаю, что я ее найду и заберу к себе. А к алкоголю никогда не вернусь. 

Не угодили
Времени довольно много, и нам пора возвращаться. Попрощавшись с жильцами, мы садимся в машину. Через залепленные снегом окна еле видно Марину, которая машет нам с улицы.
Перед тем, как уехать домой, мы решили пообщаться с жителями близлежащих домов. По нашим сведениям, в последнее время они не раз обращались в местную полицию, жалуясь на постояльцев центра. Еще до нашего отъезда хозяйка «Перспективы» указала нам на одну из своих соседок и предупредила, что с этой женщиной они общаются меньше и хуже всего. К ней мы и наведались.
Стучимся в окно, никто не открывает, стучимся еще. Выглядывает женщина, идет открывать дверь. На улице метель, мы пробираемся через сугробы к дверям. На порог выходит женщина и недовольно спрашивает: «Чего вам надо?» Марина, которая пришла с нами, просит ее позвать Галину, хозяйку дома. Что-то буркнув в ответ, женщина уходит. Через минуту на пороге стоит улыбчивая пенсионерка, которая тут же зовет нас в дом: «Вы чего это на пороге, проходите скорее». Галина Василенко (это была она) извиняется за свою сноху, которая не стала говорить с нами: «Давайте лучше я вам расскажу, что хотите узнать». Немного пообщавшись с хозяйкой, узнаем, что у нее однажды были проблемы из-за бездомных, проживающих в соседнем доме: «Они как-то раз костер летом начали жечь, а у меня итак уже полдома сгорело, я испугалась и побежала к ним тушить. Сначала очень разозлилась, но потом поняла, что это они по незнанию просто». Сейчас пенсионерка говорит, что ей они совсем не мешают: «Ну живет себе молодежь и живет, мне-то чего от этого. Они не шумят, ведут себя спокойно, даже, я думаю, могли бы и помогать, просто я не прошу».

Требуется помощь
Вот так и живут. Не существуют, а живут и развиваются. Все кто хотел, вернулись к нормальной жизни, устроились на работу, получили профессии. В фонде помогают всем обратившимся, никого не оставляют без помощи. Самое главное, вовремя признаться, что ты сам не справляешься с бедой. Многие, встав на ноги, стали неравнодушными к чужой беде и много лет идут рука об руку с Анной Дорофеевой, помогая несчастным.
Но иногда и помогающий нуждается в помощи. Сегодня у «Перспективы» не хватает матрасов, людей не на что положить. А денег, чтобы купить 20 матрасов, нет. Поэтому фонд примет любую помощь от тех, кто не равнодушен к попавшим в беду людям. Желающих ее оказать просим обращаться в редакцию.


Юлия ВОЛКОВА, Анастасия ЛЕВКОВИЧ

 
36-й
кадр

Фотовзгляд
Юрия
Стрельца