Фактура

Story: пивная мамаша

Story: пивная мамаша

Второй по величине город Самарской области — Тольятти продолжает удивлять журналистов внутриполитическими скандалами и громкими разоблачениями в области ЖКХ. Тем более, что одни процессы часто тесно связаны с другими. Даже...
06.05.2019

Культура

Хороводы и гуслетерапия на...

Хороводы и гуслетерапия на...

Продолжаем знакомить читателей с программой фестиваля «Красная собака», который...
03.06.2019

Город ZERO

Ноу криминалити...

Ноу криминалити...

Парламентарии и силовики не заметили материал про авторитетного депутата Дуцева и лидера ОПГ Шейкина, - пишет портал «Парк Гагарина». Новостной сайт News163.ru,...
11.06.2018
Мы в социальных сетях:

Никогда еще город не был настолько парализован, как в первые две недели нового года. Так считают многие читатели «Самарских известий» и, возможно, они правы. Минувшие праздники наглядно показали бессилие городских коммунальных служб перед лицом стихии. Чиновники и директора управляющих компаний наперебой оправдываются. Эксперты связали дефицит рабочей силы с девальвацией рубля и новыми правилами для трудовых мигрантов.

А первыми, на кого посыпались претензии недовольных граждан, оказались работники метлы и лопаты. Упираясь в снежный завал и обходя его по ими же протоптанным тропинкам, самарцы привычно ругают дворников. Всегда ли они правы? С этим вопросом мы обратились к Вере Павловой, пенсионерке и дворнику с десятилетним стажем. Вера Алексеевна работает в одном из ТСЖ Промышленного района. Для ее спокойствия мы назвали нашу героиню вымышленным именем, сохранив ее рассказ полностью.

Хозяин – барин
- Рабочий день у дворников начинается в три утра. Когда сильный снегопад, выходим в полтретьего. Если целый день снег валит, трудимся без обеда. Одну сторону улицы убрали, перешли на другую, а ту снова замело... Даже жители говорят: «Вы только что здесь убирались!» А новый слой уже в пять сантиметров... 5 января работали до восьми вечера. Когда нет снегопада, колем лед, посыпаем песком тротуар. Тогда, бывает, и в восемь-девять утра уже дома. 

Раньше государство устанавливало нормы оплаты, а теперь все отдано на откуп управляющим компаниям. Хозяин – барин! Один дом обычно стоит пять тысяч. Сумма рассчитывается по метражу двора. По словам Веры Алексеевны, в таких УК, как «Жилищник» или «Газэнергомонтаж», чтобы получать 15 тысяч в месяц, нужно убирать 15 – 20 домов. Даже мужчины валятся без сил. Знакомый рассказывал: «Выхожу в полтретьего, но все равно не успеваю».

Выскрести до асфальта
По состоянию здоровья Вера Алексеевна обслуживает лишь один 18-этажный дом и то с помощницей. Делят поровну 7 000 рублей. Павловой повезло с начальницей – председателем ТСЖ. В сильный снегопад та вместе с мужем становится в строй, берет лопату в руки: «Девчонки, идите домой, вы уже замерзли!» 
- Мы ей очень благодарны, - говорит Вера Алексеевна. – Если бы везде были такие начальники, то и дворники работали бы с удовольствием.

Жители скидываются на премии. А есть такие, которые заявляют: «Мы платим, значит, вы должны выскрести все до асфальта».
- А что значит «до асфальта»? Даже если и выскребешь, утром все льдом покроется. Тонкий лед страшно колоть: асфальт ломается. Обычно скребком подскабливаешь, потом песком посыпаешь.
Летом, бывает, пакет с мусором летит дворнику прямо на голову. Разве уследишь, с какого балкона бросили? Или рухлядь выставят у подъезда и ждут, что кто-то уберет. Кто? Конечно же, дворник...

«Мертвые души»
Помимо закрепленных домов, существуют так называемые «общие». Реальных дворников там нет, но по бумагам они числятся. Как тут не вспомнить Гоголя?
- Когда я работала в «Вас-ко», - рассказывает Вера Алексеевна, - мы удивлялись, глядя в ведомость: «Кто эти люди? Мы их не знаем!» Ответ: «Вы их просто не видели».
За дворников-невидимок приходится отдуваться реальным труженикам. Причем без всякой доплаты.

«Утром, без десяти два»
Отдельная тема – погрузка в контейнеры. По словам Павловой, в 2006 году за контейнер доплачивали по 200 рублей. Выходило 600 в месяц – какое-то подспорье. Сейчас погрузка не оплачивается, но по-прежнему лежит на плечах (спине, пояснице, руках) дворников. Еще приходится «железо тягать», то есть поднимать решетки, под которые забивается снег. Вычистят, выскоблят, глядь – а он снова там...

Поэтому мнение «работа здоровая, на свежем воздухе» не выдерживает никакой критики. Многие дворники остаются инвалидами. У большинства – грыжи из-за непомерных нагрузок и другие профессиональные болячки. Кто пойдет надрываться за нищенскую зарплату? Трудятся в основном приезжие, женщины и пенсионеры. 

Никакой романтики в пушистых белых хлопьях для дворников нет. Для них это – кадры из фильма ужасов.
- Почищу подоконник, – вздыхает Вера Алексеевна. – Утром, без десяти два (вот оно, дворницкое утро! – прим. авт.), смотрю – снежок, надо выходить... Для людей – праздник, а для нас – адские муки! Новогодних каникул в этом году не было.

Перевод не требуется
Ирина и Манцур Хасановы приехали в Россию из солнечного Узбекистана. Город Андижан, из которого они родом, третий по численности населения у них в стране. Тем не менее, найти работу в родных местах им не удалось, поэтому всей семьей с детьми переехали в Самару. Супруги работают в управляющей компании дворниками и вполне довольны жизнью. За ними закреплен участок - два дома, который они обслуживают вот уже в течение года, столько же они находятся в России. Я встречаю чету Хасановых как раз на их рабочем месте. На Манцуре оранжевая жилетка, в руках два больших пакета с мусором. Ирина в черной куртке и платке. Оба сносно говорят по-русски, хотя некоторые вопросы игнорируют. Например, когда я спрашиваю про зарплату. Если до этого о своей нелегкой жизни рассказывает Ирина, а Манцур остается в стороне, то в вопросе денег супруг берет инициативу на себя.

Глава семьи старательно уходит от ответа, добавляя, что им на жизнь хватает. «А где же вы живете?» - спрашиваю. Ответ и вовсе удивляет. Хасановы вместе с детьми снимают квартиру. По самарским меркам снимать жилье довольно затратно. Впрочем, это лучше чем совсем не иметь крыши над головой, заключает семья. Все свои деньги они отправляют родственникам в Узбекистан. На вопрос, изменились ли сумма, которую получают родственники в их родной стране в связи со снижением курса российской валюты, мигранты лишь недоуменно смотрят на меня и переглядываются.

И дело не в трудностях перевода. Хасановы знают, что такое валютный курс, но не понимают, зачем был задан вопрос. Ирина говорит, что они как получали зарплату, так и продолжают ее получать. Этой весной они отправятся в Узбекистан и, возможно, больше не вернутся в Россию. А пока приходится брать в руки лопаты, а зимой работы прибавляется в несколько раз. Вот Ирина и повторяет, как им тяжело. Весной, когда растает снег, будет намного проще, график – один день метешь, два отдыхаешь.

Комментарий
Тимур Нигматуллин, аналитик ИХ «ФИНАМ»:
- Основными факторами сокращения притока мигрантов в РФ является резкое падение курса рубля в последние два квартала, негативная экономическая конъюнктура и изменения в законодательстве (с 10 января вступили в силу законы, согласно которым въезд в Россию может быть запрещен на 10 лет для более чем миллиона иностранцев за превышение срока законного пребывания). На мой взгляд, сокращение числа трудовых мигрантов положительно скажется на экономике региона за счет сокращения уровня безработицы, роста производительности труда, улучшения криминогенной обстановки и снижения социальной напряженности. Однако позитивные эффекты проявятся лишь в среднесрочной перспективе, когда экономика адаптируется к новым условиям на рынке труда.

Мнение
Любовь Хохлова, дворник:
- Я работаю дворником уже десять лет. Правда, не в ЖЭУ, а в МП ЭСО (Муниципальное предприятие по эксплуатации, содержанию общежитий). Получаю пять тысяч рублей, но не жалуюсь. Зарплату начисляют вовремя, относятся по-человечески. Я убираю территорию вокруг общежития №5 на  ул. Скляренко –  здесь живу и работаю. Не хочу хвастаться, но у меня на участке всегда  идеальный порядок, даже в снегопад. Для меня не существует выходных и праздников: каждый день выхожу на территорию. Не работала только 1 января. А большинство дворников, работающих в ЖЭУ, на новогодних каникулах отдыхали, поэтому под ногами была каша. Хотя их тоже можно понять. Во-первых, снега выпало очень много, его трудно сразу убрать. Во-вторых, в Самаре действительно не хватает дворников.

Факт
В основном, дворниками работают люди от 45 до 50 лет, 70% из которых — женщины.

Цифры
Участки дворников определяются нормативами. В холодный период (с октября по апрель) норма дворника составляет 950 кв. м (1950 кв. м, где менее интенсивная проходимость), в остальное время - от 1750 до 2250 кв. м.

Цитата
«За дворников-невидимок отдуваются реальные труженики»

Анна ШТОМПЕЛЬ,
Роман АРСЕНИН,
Мария ШЕСТЕРИКОВА,
Екатерина ИМУКОВА

 
36-й
кадр

Фотовзгляд
Юрия
Стрельца