Фактура

Нигаматзянов, верни наши деньги! (ВИДЕО)

Нигаматзянов, верни наши деньги! (ВИДЕО)

Жители Тольятти жалуются на авторитетных бизнесменов, которые оказывают на них давление. Речь идёт о Руслане Нигаматзянове - предприниматель долгое время фигурировал, как член ОПГ Игоря Ильченко (Игривый). Сегодня он контролирует...
16.09.2019

Культура

Фотографы-экстремалы ответ...

Фотографы-экстремалы ответ...

В Самаре 29 октября в галерее «Новое пространство» Самарской областной универсал...
25.10.2019

Город ZERO

Ноу криминалити...

Ноу криминалити...

Парламентарии и силовики не заметили материал про авторитетного депутата Дуцева и лидера ОПГ Шейкина, - пишет портал «Парк Гагарина». Новостной сайт News163.ru,...
11.06.2018
Мы в социальных сетях:

Коммунальщики и городские службы встали на скользкий путь. Больше того — они поставили на него горожан. Нет-нет, не пугайтесь! Ничего криминального, просто гололед. Тот самый, который всегда приходит в одно и то же время года и, тем не менее, всегда неожиданно. С наступлением морозов город превратился в сплошной открытый каток. От падений и ушибов пешеходов выручало разве что обилие снега. Однако снег тоже не сахар (как бы ни был на него похож внешне), и рано или поздно его должны были расчистить.

Как ни странно, под ним оказался лед. А лед, в свою очередь, оказался скользкой субстанцией. Тогда в бой пошли реагенты и песок. Но и тут возникла загвоздка: в силу экономии средств, а быть может, по другой веской причине, посыпание улиц происходит в шахматном порядке. К чему это приводит, рассказывать не нужно. Хотят того самарцы или нет, но отсутствие криминала — еще не означает отсутствия жертв...

Случай на остановке
Кондуктор тихо объявляет: «Постников Овраг!» Вместе с другими пассажирами выхожу из трамвая. Павильон на остановке облепили люди. Старушка в плотной, темно-зеленой дубленке — топовая модель самарских пенсионерок - барахтается, словно майский жук, упавший верх тормашками. В руке коричневая сумка. Какая-то прохожая пытается ей помочь, но не справляется: поскользнувшаяся бабулечка, так и остается лежать на спине, корчась от боли.

Я пошел ей навстречу, справедливо решив, что поднять бабушку смогу без проблем, да и в масштабах моего трехнедельного отпуска такой легкий «плюс один» к карме, грех было бы не заметить. Секунда, две, три, и вот пенсионерка уже стоит. Правда, только на одной ноге и очень правдоподобно стонет. Знаю, когда люди симулируют. Тут ясно сразу: пенсионерке и впрямь нехорошо.  В ту же секунду неизвестная женщина, заметившая «майского жука», испарилась, как туман, а вместо нее появились двое: малец с советской спортивной сумкой наперевес и девушка, пожалуй, за тридцать. В какой-то момент мы, не сговариваясь, решили втроем помогать пострадавшей. Все это время я выполнял функцию опоры.

Девушка то и дело вздыхала. Я запомнил ее клетчатую хипстерскую юбку, а еще реакцию на мою фразу: «Про бабушку я все узнал, теперь вы рассказывайте про себя». Кажется, барышня испугалась. «Да, я тут, неподалеку живу. Проходила мимо», - тихо выдавила она из себя. И мне показалось, что замкнулась, как вдруг снова начала говорить. Быстро-быстро, но уже обращаясь к пострадавшей: «Бабушка, возьмите варежки, - и она начала снимать свои симпатичные белые рукавички, - берите, у меня еще одни есть». Но бабе Шуре было так плохо, что она сначала еле слышно просипела: «Не надо», а потом попробовала самостоятельно отыскать перчатки в своей сумочке. Ей помогли.  

911 я набрал сразу же, как понял, что стопа у бабушки «смотрит» в другую сторону. Стали ждать. В какой-то момент мне стало скучно просто держать бабу Шуру, и я начал знакомиться со всеми, чтобы разрядить обстановку.
Бабулечка стонала и охала. Из ее рассказа мне стало ясно, что живет она на ул. Галактионовской, приехала сюда то ли в аптеку, то ли на рынок, то ли в торговый центр, который вырос на месте бывших торговых рядов в Постниковом овраге. Ей 70 лет. Конечно, она не ожидала, что этот день закончится для нее вот так. 

Смотрю на то место, где она упала: лед, а в нем словно кариес проступает асфальт. Малец по моей просьбе стережет «скорую». Мы с бабулей стоим аккурат за остановкой и нас не видно. Девушка в клетчатой хипстерской юбке вздыхает и суетится: «Может, еще раз позвонить 03?» - твердит она. Но я объясняю, что у этой службы существует норматив доезда, и пока они в него укладываются. К чему так паниковать? Мой ответ успокаивает ее.

В это время баба Шура начинает причитать: «Ой, дура, и зачем я вообще сегодня из дома выходила?!» «Бабушка, у вас есть дети? Может, позвонить им?» - предлагает девушка.
«Зачем? Они все на работе, чего их беспокоить», - кряхтит пенсионерка.
В этот момент я вспомнил о своей бабушке, о том, как иногда рычал на нее в суете рабочих будней. Мол, звонишь, отвлекаешь от важных дел. И вот передо мной чья-то бабулечка, попавшая в беду, которая боится сказать сыну или внуку о том, что она поскользнулась. Стало стыдно. За себя, за наше отношение к старикам.
Наконец, малец кричит: «Едут! Едут!» Прошло не более 13 минут. Я засекал.

Мы с бабой Шурой пытаемся идти им навстречу, но ничего не получается. Моя старушка только звонче голосит, жалуясь на боль.
А дальше случилось то, чего я совсем не ожидал. Из кареты скорой помощи (госномер о012оо ), прихрамывая, вышел доктор. Молодой врач мне чем-то напомнил Шурика из комедии «Операция Ы». Он был серьезен, спокоен и при этом, как мне показалось, настроен оптимистично.
–    На работе травмировались? - говорю я, указывая на его хромоту.
–    Нет, в другом бою. Так что вам помочь ни чем не смогу. Придется вам сопровождать бабулю.

Пенсионерку затаскивали в машину несколько минут. Помогала девушка в клетчатой юбке. Баба Шура причитала что есть мочи, доктор в это время осматривал ее травму и заполнял бумаги. Сестра готовилась сделать пенсионерке «укольчик».
- О-о-о! - вдруг закряхтел врач, - это стационар, однозначно стационар!
- Мда, неутешительный вердикт, - подумал я.
- Прошу вас, прошу — отвезите в Пироговку, - начала просить пострадавшая.

«Шурик» ничего не ответил. Ее привезли в больницу им. Пирогова. Оперативно приняли: выдали носилки, коротко опросили и тут же оформили. Я же, получив 100 рублей от бабы Шуры, отправился пополнять баланс ее мобильного телефона. Она собиралась кому-то позвонить и сообщить о своем несчастье. Не знаю, может, детям или внукам. А, может, и просто соседке. Баба Шура так и не призналась: есть у нее кто-то из близких или нет. Хотя, это не мое дело. Свое я сделал. Теперь слово за людьми в белых халатах.
   
Комментарии
Виктор Часовских, председатель комиссии по местному самоуправлению, строительству и ЖКХ Общественной палаты Самарской области:
- Нынешняя ситуация в Самаре развивается очень плохо. Тротуары не очищаются от снега, на них гололед. Как результат - люди падают и получают травмы. Увы, не все управляющие компании справляются со своими обязанностями. Не говорю уже о тех территориях, которые находятся в ведении городских властей. Есть специальный порядок, нормативы, которые должны соблюдаться. К сожалению, мы наблюдаем прямо противоположное. Управляющие компании производят работы за счет средств собственников, часто используя для этих целей деньги на текущий ремонт дома. Мне кажется, было бы гораздо продуктивнее, если бы городские власти выделяли дополнительное финансирование, отдавая эти деньги управляющим компаниям. А те, в свою очередь, следили за отведенной им территорией, не тратя при этом средства собственников.

Аркадий Лазарев, член общественного совета при департаменте благоустройства Самары, лидер общественного движения «Дорога63.рф»:
- Городские власти и управляющие компании справляются со своими обязанностями неудовлетворительно. Снег около домов не чистят неделями. Про гололед и говорить не хочется. Ходить по тротуарам становится все труднее. Сам неоднократно поскальзывался. Хорошо, что не падал – пока удается держать равновесие. Конечно, коммунальщики работают. Но вот качественно ли, другой вопрос. Жители города и сами могут это оценить. Надеюсь, наш сити-менеджер возьмет ситуацию под контроль. В городе огромное количество проблем. Но нужно же с чего-то начинать. Главное в это дело вложить душу, а не считать деньги.


Кого судить, когда упали
Александр Ворсунов, старший юрисконсульт отдела обеспечения судебной защиты:
- Обычная ситуация: вы поскользнулись на льду и упали. Вашему здоровью причинен вред. Компенсировать его можно за счет управляющей компании (муниципалитета, если территория не придомовая), которая ответственна за участок дороги, где произошел инцидент. Как это сделать?
Для начала вам понадобятся  медицинские справки, подтверждающие причинение вреда здоровью: справка о вызове «скорой», выписной эпикриз, выписка из истории болезни. В этих документах должно быть зафиксировано, какой именно вред здоровью был вам причинен, где именно. Не помешают рецепты на лекарства, выписанные врачом, и чеки, подтверждающее их приобретение. Если из-за падения вам пришлось выйти на больничный, к взыскиваемой сумме можно добавить сумму компенсации среднего заработка за период пребывания на лечении. Подтвердить размер среднего заработка можно бухгалтерскими справками с места вашей работы.

Помимо возмещения материального ущерба вы вправе потребовать компенсации морального вреда. Подсчитав общую сумму, обратитесь с претензией в управляющую копанию и попросите ее добровольно выплатить вам причитающееся. Если та откажется, тогда ничего не остается, кроме как обратиться в суд. Вдобавок ко всем упомянутым выше доказательствам вы можете попросить суд вызвать и опросить свидетелей вашего падения, если они были.

Глеб САТИН,
Виталий ПАПИЛКИН

 
36-й
кадр

Фотовзгляд
Юрия
Стрельца