Фактура

Меркушкин, вернись!

Меркушкин, вернись!

Этой авторской колонкой я хочу начать серию материалов, посвящённых итогам работы Дмитрия Азарова на посту губернатора Самарской области. Если помните, в сентябре 2017 года в Самарской области развернулась бурная дискуссия. Дескать,...
06.06.2020

Культура

Лови момент: старт фотокон...

Лови момент: старт фотокон...

Эта информация будет полезна всем, кто на профессиональном, или любительском уро...
20.09.2020

Город ZERO

Банит за правду...

Банит за правду...

25 сентября исполняется три года с того момента, как глава государства Владимир Путин назначил Дмитрия Азарова временно исполняющим обязанности губернатора Самарской области.
13.09.2020
Мы в социальных сетях:

Самарскую область захлестнула волна подростковых самоубийств. С начала года счеты с жизнью свели 11 подростков, причем 6 из них - только за прошедшую неделю. Для сравнения, если взять прошлогоднюю статистику, то обнаружится, что за 2013 год подобных случаев было зарегистрировано всего 13. Ситуацией всерьез обеспокоились областные власти. Министр социально-демографической и семейной политики Самарской области Марина Антимонова сообщила, что, в основном, самоубийства совершают дети из благополучных семей. 
«Самарские известия» решили выяснить, почему юные самоубийцы выбирают такой путь, и как с этим бороться.

Комментарии

Михаил Шейфер, главврач Самарской психиатрической больницы:

- Подростки — наиболее уязвимая часть общества. С одной стороны это еще дети, а с другой — уже нет. И те требования, которые предъявляет к ним социум, довольно жестки. Кроме того, психика несовершеннолетнего еще не сформировалась и оттого более уязвима. Конкретных факторов, которые толкают молодого человека на самоубийство, много, здесь трудно мыслить общими понятиями. Каждый случай подросткового суицида индивидуален. Значение могут иметь и биологические факторы — предрасположенность к психическим расстройствам, которая обостряется в межсезонный период. Суицидальное поведение может быть проявлением психического расстройства. Ситуацию усугубляет потребление наркотиков и алкоголя. Если есть предрасположенность к суициду, в состоянии опьянения она может проявиться. Сейчас, на мой взгляд, уровень самоубийств остается достаточно высоким. Можно определить признаки депрессивного расстройства: сниженные настроение и активность, моторная заторможенность, ухудшение сна, мрачное депрессивное мировоззрение, когда настоящее, прошлое и будущее оценивается со знаком «минус». Однако не каждый человек, страдающий депрессией — потенциальный самоубийца.

Ольга Деренко, психолог

В период пубертации у подростка развивается комплекс неполноценности, когда он начинает сравнивать себя с другими и находить в себе отрицательные стороны. Именно тогда больше всего необходима поддержка близких. Взрослые должны объяснить юному созданию, что изменения, которые с ним происходят, временны. Что все физические недостатки, которые проявляются у него на этой стадии развития - все это поправимо. Особо требует разъяснения половая функция. Ребенку нужно объяснить, что вместе с возможностью пользоваться этой функцией у него появляется ответственность не только за себя, но и за других. Проблема нашего воспитания такова, что ребенок не получает всю эту информацию своевременно. Или получает в искаженном виде, например, от одноклассников. Второй момент, на который нужно обратить внимание — это коллектив, в котором пребывает ваш ребенок. Даже если физически он ничем не выделяется среди своих сверстников, на него все равно могут начаться гонения. Внутренний конфликт молодого человека может разрешаться на внешнем уровне. Отсюда в этот период подростки часто ломают себе конечности (на первый взгляд не специально), попадают в какие-то переделки. Боль физическая помогает им справиться с их моральной болью. Однако суицидальные мысли появляются не у каждого подростка. Главная причина здесь — недостаток любви. Ребенок начинает считать себя гадким утенком и делать вывод, что такого, как он, любить нельзя, что он недостоин любви.

Мнения

Татьяна Яковчук, зам.председателя Областного родительского собрания:

- К сожалению, сезонные весенне-осенние обострения суицида среди молодежи происходят регулярно. И во многом это «заслуга» родителей. Речь даже не о тех, кто сознательно толкает подростков на самоубийство, а тех, кто как раз ограничивается пассивным отношением. Хуже всего то, что многие современные родители отдаляются от своих детей. И когда дети впервые сталкиваются со взрослыми проблемами, они не знают куда им идти, где искать поддержки. Поэтому все чаще тинейджеры предпочитают общению с родителями Интернет. А там превеликое множество картинок на тему суицида и подробные описания способов ухода из жизни — самая благоприятная для этого среда. Отсюда вывод: родителям нужно как можно больше уделять времени общению с ребенком. Если же он все равно тяготеет к интернет-общению, родителям тоже придется переместиться в Сеть. Достаточно хотя бы просматривать его страницы в социальных сетях.

Отец Даниил (Елчев), иеромонах храма при Воскресенском мужском монастыре:

- Родителям, ребенок которых покончил жизнь самоубийством, я могу посоветовать только молитву. Самоубийство – это тяжкий грех. Конечно, для того, чтобы делать какие-то выводы, нужно знать всю ситуацию, но в случае с подростками ее корни – всегда в семье. Немало людей приходит в храм, чтобы попросить совета у священника, но в большинстве случаев о суициде помышляют не подростки, а взрослые люди. Особенно те, которые употребляют наркотики. Когда речь идет о детских самоубийствах, вина лежит на родителях: они должны найти общий язык со своим ребенком и участвовать в его жизни. В моей жизни был случай: когда я учился в 4-ом классе, один из моих одноклассников остался на второй год. Он так боялся сказать об этом своим родителям, что, когда они решили сходить в школу и узнать, как он учится, мальчик не выдержал и повесился. О чем это говорит? О том, что мама и папа не смогли установить эмоциональный контакт с сыном. Может быть, даже попросту запугали его своим отношением к его успехам в учебе.

Исповедь самоубийцы

Откровениями о своем суицидальном прошлом поделилась с журналистами девушка по имени Диана.

- В 15 лет у меня началась затяжная депрессия. Из-за чего она началась, трудно сказать. Психологи говорят, что на это есть генетическая предрасположенность. Например, в нашей семье прадед покончил с собой. Эти наклонности перенял мой старший брат. Несколько раз его чудом спасали от гибели. Возможно, я подхватила такое настроение от него. Сейчас мы оба повзрослели и выкинули это из головы, а тогда... Тогда я разными способами пробовала свести счеты с жизнью. Единственное, что меня всякий раз останавливало — это страх неизвестности. И надежда, что еще не все потеряно.

Мои дни проходили одинаково. Я сидела дома, забившись в угол, и ничего не хотела. Знакомые звали меня гулять, развлекаться, но мне это было безразлично. Я часто прогуливала учебу. Ни сверстники, ни педагоги не знали о моем состоянии. Единственной, от кого я это не скрывала, была моя мама. Она переживала за меня, но помочь мне не могла. Я посетила множество психологов, но безрезультатно. Они навязывали мне какое-то миролюбивое мировоззрение, которое мне было чуждо. Мне было нужно что-то другое. С другой стороны, мои хождения по психологом уже говорили о том, что я хоть немного, но пытаюсь бороться, искать какой-то выход. 

Единственное, что меня спасло — это психологические тренинги. Не буду говорить, в чем их суть. Главное в том, что для меня было важно вырваться из привычного болота, резко сменить обстановку и оказаться среди людей. Причем, очень позитивных, любящих жизнь. Тогда я поняла, что люди не такие плохие, какими они мне казались раньше, что внешняя холодность - всего лишь оболочка, за которой может скрываться прекрасный человек.

Сегодня я — активная девушка, занимаюсь делом, которое мне нравится, и радуюсь жизни. Иногда бывают моменты, когда мне становится тяжело, но теперь я понимаю, что это просто настроение, и это пройдет.  

Мама, пойми меня

Чтобы выяснить, какие проблемы одолевают молодежь, мы отправилась в место, которое притягивает подростков, как магнитом.

Ранее утро. В обычно оживленном Макдоналдсе неожиданно пусто. За столиком у окна — две молоденькие девушки. Говорить о суициде в такой обстановке трудно: слишком тепло и солнечно на улице, слишком уютно в кафе, слишком веселые лица и слишком тяжелая тема. Внутренне собравшись, я рассказываю одиннадцатиклассницам о череде подростковых самоубийств в Самарской области. Глаза больше не смеются.

Я интересуюсь, посещали ли их когда-нибудь мысли о суициде. Девушки отрицательно качают головами. По их словам, самой серьезной проблемой для них стал единый государственный экзамен. Больше всего они боятся «завалить» ЕГЭ и, как следствие — не поступить в университет.
В другом конце зала — бурное веселье. Там тоже сидят школьницы.

- А что волнует вас? - спрашиваю я.

- Да ничего, не из-за двоек же грустить. У меня их много - и ничего, - хихикает рыженькая девочка в толстовке с названием какой-то спортивной команды. 

Ее соседки по столику улыбаются. Все, кроме одной.

- А мы с мамой постоянно ругаемся, - бросает она. - Она меня вообще не понимает, все время орет. Достало это.

- Да ладно тебе, я тоже с родителями ругаюсь. - Рыженькая притягивает к себе подругу и начинает гладить ее по голове.

Конечно, даже родители часто не подозревают, что происходит во внутреннем мире их детей, поэтому надеяться на откровенность подростков в разговоре с журналистом, не приходится. Но даже ранним утром, в кафе, где посетителей можно было пересчитать по пальцам, нашелся ребенок, который не постеснялся признаться — у него серьезные проблемы в семье. Скорее всего, мама этой девочки искренне полагает, что честно выполняет родительский долг, держа дочь, что называется, «в ежовых рукавицах». Но вместо этого, возможно, подталкивает девочку в депрессию. А из нее, как известно, возвращаются не все.

 

Роман АРСЕНИН

Анастасия САВИНКИНА

Евгений ЗОЛОТУХИН 

 
36-й
кадр

Фотовзгляд
Юрия
Стрельца