Фактура

Меркушкин, вернись!

Меркушкин, вернись!

Этой авторской колонкой я хочу начать серию материалов, посвящённых итогам работы Дмитрия Азарова на посту губернатора Самарской области. Если помните, в сентябре 2017 года в Самарской области развернулась бурная дискуссия. Дескать,...
06.06.2020

Культура

Что почитать? "Иг...

Что почитать? "Игра в...

Журналист "Самарских известий" Анна Штомпель (её материалы и расследования можно...
25.05.2020

Город ZERO

Разыскиваются медицинские маски...

Разыскиваются медицинские маски...

В ЖЖ, опубликовал расследование о том, как спекулянты пользуются тем, что в Москве отсутствуют медицинские маски. В этой истории не поставлена точка:...
04.04.2020
Мы в социальных сетях:

«После того, как из школьного курса убрали астрономию, выросло поколение невежд», - считают консультанты самарского музея .

Существует любопытное явление, которое можно назвать «парадокс туземца». Вы готовы платить большие деньги и лететь на край земли, чтобы сфотографировать там какую-нибудь ветхую статую, тогда как еще более древняя и прекрасная статуя находится в сквере через дорогу, но у вас нет ни времени, ни желания ей любоваться. Туристы за неделю узнают о городе больше, чем ленивые коренные жители – за всю жизнь. Местные рассуждают так: «Успеется. Никуда не денется...»

Кто же не знает ракету на проспекте Ленина! Помню ее еще в горизонтальном положении, перед монтажом. Один парень, увидев из окна трамвая, разинул рот: «А что это будет?» - «Космодром», - с усмешкой ответил ему приятель. На самом деле ракета стала одной из главных достопримечательностей города. Бессчетное число раз  издали любовалась я на нее, но, в полном соответствии с «парадоксом туземца», откладывала свой визит в музей. Наконец собралась и... не пожалела? Еще как пожалела – что не сходила раньше.

Человек без лица

В первом зале экскурсия – несколько мужчин и женщин. Не праздные туристы, а специалисты с завода: это ясно по вопросам и комментариям. Консультант Сергей Владимирович Ерохин подробно с увлечением рассказывает про жидкостный ракетный двигатель, камеру сгорания, советский спутник детальной фоторазведки и многое другое. Все экспонаты реальны и побывали в космосе. «Лепесток» – изделие самарского завода «Металлург» – ни что иное, как маленькая часть топливного бака. В собранном виде такие «лепестки» образуют сферу. Очень интересны уменьшенные копии космических ракет. Под стеклом –  экспозиция, посвященная нашим землякам, самарским космонавтам: фотографии, грамоты, портсигары, ручки, очки и пр. На экранах демонстрируется вид на Землю из космоса. Все это завораживает.

Главный экспонат – скафандр вместе с креслом. Комплект расположен на специальной вертящейся подставке, чтобы можно было хорошо разглядеть его во всех ракурсах. Первая мысль: как же далеки от реальности фантастические фильмы! В кино нам показывают что-то блестящее, серебристое, а современный скафандр имеет две оболочки - хлопчатобумажную и резиновую (для герметичности). «Датчик давления, датчик высоты, - перечисляет Сергей Владимирович, - зеркало внешнего обзора (на вид самое обычное прямоугольное зеркальце, прикрепленное к правой руке у запястья), трасса для подачи кислородной смеси, трасса для подачи вентиляции...» - «Он, наверное, сверхпрочный?» - спрашиваю я. «Конечно. При старте происходит пятикратное увеличение веса – даже лицо расплывается». При таких перегрузках необходимо специальное кресло. Оно делается индивидуально под каждого космонавта, со слепка в гипсовой ванне. 

Наверное, самый популярный вопрос: «А почему такой шлем?» Шлем сделан непрозрачным специально для экспонирования, чтобы не было пустоты вместо лица. Сам скафандр настоящий и принадлежал космонавту. От этой мысли захватывает дух.
 
Вот космическая еда: сухие смеси, тюбики, похожие на зубную пасту, и самые обычные на вид баночки с консервами. А также до боли знакомая ложка. Почему-то ее никак не ожидаешь увидеть. «Прием пищи в невесомости имеет свои особенности, - говорит Сергей Владимирович. – Например, нельзя кусать сыпучие продукты – это опасно. С жидкостями тоже следует обращаться осторожно».

На выставке представлена лишь малая часть космического меню. Проблем с питанием на орбите нет. До старта космонавты все дегустируют, чтобы пришлось по вкусу, а если пища заканчивается, делают заявку, и им все доставляют на борт.

Сбежавший ужин

Год назад Сергей Владимирович вел экскурсию. Вдруг распахивается дверь, заходит человек в черном костюме и очках, в сопровождении оператора. «Лицо знакомое, но не могу понять, где видел. Уже стали уходить – меня осеняет: это же Сергей Авдеев, наш космонавт из Чапаевска!»

Высокий гость поделился интересной  историей. Однажды на орбите он собрался отведать творог, и тут завыла сирена – сигнал тревоги. Космонавт упустил ужин, и тот уплыл в невесомости. Примерно через час неисправность устранили. Авдеев вернулся – творога нет. Стал искать, везде нырять. Бесполезно. Его самого потеряли, кричат: «Ты где?» Потом еще ругали, что так вышло.
 
Прошла неделя. Авдеев и думать забыл про свой сбежавший ужин. «Паяю проводки, чувствую – что-то смотреть мешает. А это мой творог! Что делать? Дай, думаю, съем. А вдруг отравлюсь?» Отважный космонавт пошел на риск и съел злополучный творог. Неприятностей не последовало – вот что значит космическое качество.

Первые 2-3 дня на орбите – адаптация: тошнит, нет аппетита. Потом космонавты входят в режим и начинают нормально питаться. Пустые банки обязательно сминают в руках перед тем, как выбросить, чтобы лишний раз мышцы работали в невесомости. После полета мышцы так отвыкают – даже ложку на Земле трудно поднять. Зато приобретаются другие навыки. Например, положив ложку на стол, машинально прижать ее локтем, чтобы не уплыла. Это очень веселит жен за обедом.

Космический самогон

Один космонавт в сердцах спросил: «Земля, почему нам не разрешается проносить на борт спиртное? У нас столько стрессов!» Земля ответила: «Вы там накушаетесь и без скафандров в космос полезете». Кто поручится, что это шутка, особенно для российского экипажа?
Изредка героям удается обойти «сухой закон». Петр Климук свой второй полет в космос совершил в 1975 году совместно с Виталием Севастьяновым к орбитальной станции «Салют-4». У Климука был день рождения, и он сказал: «Виталий, как-то странно отмечать на сухую. Просто даже неприлично». Севастьянов ответил: «Но у нас есть аппаратура. Не для этих целей, конечно, но мы попробуем». Так получился первый космический самогон.

«Утром встаю – зубы болят, - рассказывал Георгий Гречко. – Что делать? Коньяком пополоскал – все сняло». 

На станции «Мир» случилась такая история. У одного американца сдали нервы – неконтролируемые страхи. Психологи не помогли. Парень в ужасном состоянии. Дали ему немного коньячка, и все нормально – страхи ушли.

«Товарищи, вас приветствуют звезды!» - торжественно произносит Сергей Владимирович. В зале меркнет свет, над головой на черном фоне слабо мерцают огоньки. Взгляд в бесконечность.

Примерить скафандр

Вторая постоянная экспозиция называется «Ожидание космоса». Здесь наглядно видно, как развивалась человеческая мысль, как люди представляли себе полет в неведомое. Ирина Николаевна, консультант зала, приветливо встречает нас и обо всем рассказывает.

Полумрак сразу погружает в таинственную атмосферу. Сюжеты из книг оживают перед глазами. На экранах, оформленных, как иллюминаторы, транслируются эпизоды из фантастических фильмов, а наушники дают возможность насладиться так называемой «космической» музыкой. Можно даже поиграть: задать правильные параметры для того, чтобы твой корабль вышел на орбиту.
 
«Многие дети только здесь впервые видят, как устроена Солнечная система, - говорит Ирина Николаевна. – После того, как из школьного курса убрали астрономию, выросло поколение невежд. Поэтому особенно важно ходить с ребенком в такие музеи. Я сама не инженер, не технарь, но много читаю, чтобы отвечать на вопросы. Особенно мужчины копаются – и на корточки присядет, и внутрь заглянет: «Какой марки металл? Какой сплав используется?» (Улыбается). Или начинают придирчиво оценивать скафандр: «А чего он такой маленький?»

Скафандр под стеклом действительно невелик по размеру. «Может, это китайца?» – в шутку предполагаю я. «Нет, нашего космонавта, - отвечает Ирина Николаевна. – Он принадлежал Юрию Ланчикову. Интересно, что многие женщины хотят примерить. Я говорю: извините, мол, понимаю ваш соблазн, но...»

На экране герой порхает по лунной поверхности. Честно говоря, я бы тоже не отказалась. В невесомость не хочется: верх и низ перепутан, тошнит. А вот стать в шесть раз легче и ощутить себя бабочкой – очень заманчиво. «Может, будет у нас очередной прорыв в техническом плане», - задумчиво говорит Ирина Николаевна. Вместе приходим к выводу: воевать надо меньше, тогда будет прорыв в космос!

Наши на Марсе

Ирина Николаевна слышала про готовящийся в 2018 году полет на Марс: «Говорят, что это будет дорога в один конец. Протянут на орбите, насколько хватит жизнеобеспечения. Но все равно находятся смельчаки, желающие посвятить себя этому полету. Например, у нас в Тольятти один парень вызвался. Камикадзе всегда были. Смертники. Пусть лучше на Марс летят, чем людей взрывают... Другое дело – те, кто их туда посылает. Вот я, например, никогда бы не смогла взять на себя такую ответственность. Как можно отправить человека на верную гибель? Пожалуйста, засылайте роботов – отличные фотографии, образцы грунта и прочее. Нет, хочется, чтобы именно человек – пощупать, потрогать, сказать: «Наши на Марсе!»

Напоследок Ирина Николаевна и Сергей Владимирович от души говорят: «Приходите еще!» Радуются, что мы самарские – не торопимся на поезд и можем снова заглянуть. В музее целый день экскурсии: и организованные группы, и семьи с детьми. Я лично знаю бабушку с внучкой, которые чуть не каждые выходные навещают Космопупса (стоит такой красавчик недалеко от входа). Туристы приезжают из разных стран. А тем, кто живет в Самаре, но до сих пор не нашел времени посетить одну из главных достопримечательностей, я настоятельно советую сделать это. Хватит быть дикарями в родном городе.

Анна ШТОМПЕЛЬ

 
36-й
кадр

Фотовзгляд
Юрия
Стрельца