Фактура

Какой быть Думе Тольятти, решили охранник и завхоз

Какой быть Думе Тольятти, решили охранник и завхоз

Я не верю в срочность, с которой глава Тольятти Сергей Анташев собрал внеочередное заседание гордумы шестого созыва. Прямо скажем — срочность аварийную. При этом на самом заседании, мэр сидел, скрестив...
03.10.2018

Культура

Планы на выходные: отправл...

Планы на выходные: отправл...

Это место давно стало легендарным туристическим объектом. Хотя бы однажды тут ст...
10.04.2019

Город ZERO

Ноу криминалити...

Ноу криминалити...

Парламентарии и силовики не заметили материал про авторитетного депутата Дуцева и лидера ОПГ Шейкина, - пишет портал «Парк Гагарина». Новостной сайт News163.ru,...
11.06.2018
Мы в социальных сетях:

До недавнего времени специализированного мясного скотоводства в России практически не было.
- Так сложилось исторически. Советских людей приучили думать, что корова — это универсальное животное, которое должно давать и молоко, и мясо, - полагает директор ООО «Центр репродуктивных технологий» Денис Кнуров.

Вспомните советские рисунки и мультфильмы. Корова в них всегда изображалась веселой и доброй, кормилицей, которая очень любит детей и всегда готова угостить их свежим молоком. Разве можно такую под нож, на мясо?
Конечно, резали в основном бычков. Но нередко шли на убой и коровы, причем, далеко не лучшие экземпляры. Хорошую, продуктивную скотину резать себе дороже. Проще пустить под нож какую-нибудь «старушку-пенсионерку», от которой толка как от козла молока. Подумаешь, мясо у нее будет слегка жестковатым. Поднаторевший в очередях за колбасой советский народ проглотит любое. 

А был ли мальчик?
Между тем, мясные породы скота в СССР все же выращивались. Генеральный директор ГУП «Велес» Николай Анкуда вспоминает, что в советские времена в Приволжском районе было крупное хозяйство, в котором разводили «герефордов».  Работал даже, наверное, единственный в своем роде Оренбургский научно-исследовательский институт молочно-мясного скотоводства (ныне Всероссийский НИИ мясного скотоводства). Между прочим, именно стараниями его ученых была выведена порода «казахская белоголовая», которую один из собеседников «СИ Регион» метко окрестил «испорченным герефордом». Впрочем, эксперты утверждают, что это очень неприхотливое и не требующее серьезного ухода животное.

Спору нет, кое-где на бескрайних просторах нашей родины пощипывали травку и мясные коровы. Но в целом говорить о выращивании крупного рогатого скота (КРС) на мясо как о специализированной отрасли сельскохозяйственного производства не приходилось.

Об этом в 2012 году заявил в своем выступлении в Государственной Думе и президент РФ Владимир Путин, чем тут же вызвал бурю негодования среди депутатов-
коммунистов, сразу вспомнивших уже упомянутый Оренбург.
Перебивая друг друга, они кричали, что это неправда, некоторые даже повскакали с мест.
- Ну не было в Советском Союзе специального мясного животноводства, и вы не можете об этом не знать. У нас забивали скотину, которая уже молоко не давала, - пытаясь перекричать шумящих в зале, возражал президент.

В ответ ему снова раздался шум, но практически сразу вслед за ним — неожиданные в этой ситуации, но весьма привычные для нашего слуха аплодисменты. Типа побузили, пора ведь, наконец, и к регламенту возвращаться.
- По сути, мясного скотоводства у нас и в самом деле не было, - говорит директор хозяйства ООО им. Антонова (Кинельский район) Анатолий Канаев. - На мясо пускали выбракованный скот. Но я бы не сказал, что его не хватало — каждая крестьянская семья держала минимум одну корову и двух быков. Что не съедалось, тут же продавалось на рынке. А в молочных фермах на мясо забивали бычков, которые составляли примерно половину всего приплода.

«Молочное» мясо
По мнению Дениса Кнурова, в этом смысле и сегодня мало что изменилось.
- 98 % мяса, которое продается сегодня на рынках, получено от молочного скота, - утверждает эксперт.

По его словам, сегодня в целом по России мясные породы занимают всего 2 % в общем поголовье КРС.
- На Западе ситуация прямо противоположная. В США и Канаде, например, мясные животные составляют более половины всего поголовья, - продолжает Кнуров. - Там скот исторически выращивался отдельно на мясо, отдельно — на молоко. Например, тот же знаменитый «голштин» — просто идеальная машина для производства молока. Но мясо у этой породы жесткое — годится разве что на консервы. Думаю, что мы со временем тоже придем к такому разделению производства.

Наличие всех этих проблем, доставшихся нам в наследство с советских времен, признается и в утвержденной в июле 2013 года ведомственной целевой программе «Развитие мясного скотоводства и увеличение производства мяса говядины в Самарской области» на 2013 – 2015 гг. Как утверждается в этом документе, «основным источником  поступления  говядины на рынок Самарской области, как и в стране в целом, является молочное животноводство». Развитие же специализированного мясного скотоводства сдерживается из-за малочисленности скота этих пород.

В документе говорится, что с 2010 года в области стала отмечаться положительная динамика как в части увеличения поголовья КРС, так и в наращивании производства говядины в живом весе. Однако эти успехи кардинально ситуацию не изменили.

Реализация целевой программы, по всей видимости, принесла определенные положительные результаты. По крайней мере, если судить по официальным комментариям областного минсельхоза.
«Для привлечения средств федерального бюджета с 2011 года программа ежегодно выставляется на организуемый Минсельхозом РФ конкурс по отбору экономически значимых региональных программ. Всего за 2011-2014 гг. на развитие мясного скотоводства в Самарской области из федерального бюджета было привлечено 125,7 млн руб. В 2014 году объем федерального финансирования был максимальным за весь период и составил 89,95 млн руб.», - сообщили в министерстве сельского хозяйства и продовольствия Самарской области.

По его данным, поголовье КРС мясного направления в области с 2012 по 2014 год выросло с 39,5 тыс. до 53,3 тыс. голов, а производство мяса в живом весе — с 3,5 тыс. до 10,5 тыс. тонн. «По итогам прошлого года оно занимает 20,6 % в общем объеме производства КРС на убой в живом весе», - добавили в минсельхозе.

По информации министерства, сегодня выращиванием КРС мясных пород занимаются более 200 сельхозпроизводителей в 26 районах Самарской области. Это сельхозпредприятия, фермерские хозяйства, индивидуальные предприниматели. «В 2013 году таких производителей было 167, а в 2012 г. - 139», - подчеркнули в минсельхозе. 
Мясной КРС в области представлен породами  «казахская белоголовая», «герефорд», «калмыцкая», «симментальская», «абердин-ангусская», «мандалонгская», а также помесным (полученный в результате скрещивания различных мясных пород) скотом.

«Велесов день»
К решению развивать мясное животноводство сельхозпроизводители приходили различными путями. Кто-то пытался таким образом диверсифицировать производство и снизить риски, кто-то хотел найти новое полезное применение выращиваемым кормовым культурами. Некоторые пришли на этот рынок от безысходности, уповая на государственную поддержку и светлое будущее самарского мясного животноводства.

- Наше предприятие возникло в Кинельском районе очень давно, - рассказывает Анатолий Канаев. - Когда-то это был большой и довольно успешный колхоз, который специализировался на молочном животноводстве. Потом он неоднократно менял названия, формы собственности, дробился на более мелкие хозяйства. В период перестройки и последующего развала СССР все у нас пошло кувырком. Людям подолгу не платили зарплату. Хозяйство едва сводило концы с концами, держалось только на энтузиазме руководителей и отдельных работников. Но одним энтузиазмом сыт не будешь. Приходилось думать, что делать дальше, как исправлять положение. И вот, в один прекрасный день, приблизительно пять лет назад решение было принято. Мясное скотоводство показалось нам наиболее перспективным направлением развития бизнеса. Немалую роль сыграло то, что в этой сфере работали госпрограммы. Первое поголовье в 200 телок «герефордской» породы  мы закупили по товарному кредиту в ГУП «Велес». Сегодня в нашем хозяйстве содержится около 800 голов «герефордов» и 1200 молочных черно-пестрых коров.

Пять лет назад, в 2010 году, в Самарской области и был создан ГУП СО «Самарский центр развития животноводства «Велес».
- Перед нами была поставлена задача - обеспечивать потребности сельхозпредприятий с поголовьем от 50 до 400 животных. Крупных производителей (тысячников) мы не комплектуем. Они способны решить свои проблемы без нас — за счет кредитных ресурсов. А у крестьянских и фермерских хозяйств зачастую таких возможностей нет, - пояснил Николай Анкуда.

Схема работы государственного оператора выглядит так. Он на бюджетные деньги закупает скот мясных и молочных пород в различных регионах РФ, в том числе в Самарской области.
- В основном мы приобретаем животных в товарных хозяйствах. Везем их из Челябинской, Свердловской, Ульяновской областей и других регионов. Сами заводчики, в свою очередь, зачастую закупают скотину за рубежом. Но мы за все пять лет нашей работы не купили за границей ни одной головы, - рассказывает Анкуда. - Почему? Во-первых, заграничные быки и коровы стоят очень дорого. Во-вторых, они не приспособлены к российским условиям. От одного только стресса при перевозке животное сразу сбрасывает вес. И потом здесь все другое — другой воздух, другие корма, другое содержание. И климат в той же Дании или Франции совсем другой — температура зимой там опускается максимум до -7 градусов. А у нас порой морозы и за 30 зашкаливают. В российских хозяйствах мы закупаем зарубежных, но уже адаптированных к нашему климату животных, - подчеркнул Анкуда.

Сельхозпроизводителям «Велес» передает поголовье в виде товарного кредита на срок от 5 до 8 лет. За пользование им сельхозпроизводитель выплачивает проценты, равные ставке рефинансирования Цетробанка РФ — 8,25 % годовых, которые в полном объеме возмещаются из областного бюджета. Как пояснил Анкуда, с момента передачи животные переходят в собственность хозяйства. А кредит оно возвращает не деньгами, а натурой — согласно условиям договора сельхозпроизводитель обязан передать «Велесу» скот примерно такого же возраста и кондиций как тот, что был им получен.

- Идея и состояла в том, чтобы хозяйства возвращали полученный от животных приплод, а тот, в свою очередь, передавался другим сельхозпроизводителям. Таким образом, генетика циркулирует по всей области, - пояснил Денис Кнуров.
- Если мы раньше закупали практически все поголовье КРС, то сегодня — только половину, остальное нам возвращают сельхозпроизводители. Поэтому нагрузка на бюджет в этой части ежегодно снижается. Через два года мы сможем полностью отказаться от бюджетного финансирования и удовлетворять потребности сельчан только за счет возврата, - убежден Анкуда.

Размножаются вручную
Как утверждают в областном минсельхозе, большинство сельхозпредприятий приобретает племенной молодняк за счет собственных средств. На втором месте стоит покупка за счет кредитных ресурсов и уже на третьем — приобретение через ГУП «Велес».
- До 2007 года мы занимались только выращиванием зерновых, а потом стали параллельно осваивать мясное животноводство, - рассказывает директор ООО «Русское подворье» (Безенчкуский район) Сергей Вдовенко. -  Дело еще и в том, что у нас оставались корма, а цены на них не всегда нас устраивали. Вот мы и решили заняться мясом, оно ведь всегда в цене. Первые 75 голов племенного молодняка породы «казахская белоголовая» я лично покупал на Алтае. Сегодня мы выращиваем 700 голов, из которых 270 — маточное поголовье. А в 2011 году мы получили статус племрепродуктора по этой породе. Сегодня основной бизнес нашей компании связан с продажей племенных животных.

Аналогичным путем развивался и ООО «Агроком» (Кинельский район), который сначала выращивал скот на мясо, а в 2014 году получил статус племрепродуктора по разведению «абердино-ангусской» породы. Главное, что дает присвоение такого статуса — возможность торговать племенными животными.
- Неудивительно, что сельхозпроизводители стараются его получить. Ведь цены на племенной молодняк в два раза выше, чем при продаже на мясо, и доходят до 250 руб. за кг живого веса, - пояснил Кнуров.
«В начале этого года стоимость 1 кг живого веса племенного молодняка «казахской белоголовой» коровы составляла 160-190 руб., «герефордской» и «калмыцкой» — 190 -200 руб. С апреля цены на эти породы КРС выросли на 20-50 руб.», - сообщили в областном минсельхозе.
По его данным, сегодня в Самарской области работают шесть племенных организаций по разведению скота мясных пород. В прошлом году их было семь, а в 2013 г. - 4.

И как утверждают эксперты, спрос на племенной молодняк сегодня растет.
- Буквально неделю назад я поставил 97 голов в Нефтегорский район. Есть и другие заявки, - говорит Вдовенко.
По информации областного министерства сельского хозяйства, в первом квартале этого года племпредприятиями было реализовано 326 голов племенного молодняка мясного направления. «За аналогичный период 2014 года продажи составили всего 60 голов», - уточнили в областном минсельхозе.

В министерстве также сообщили, что покупка племенного молодняка является основным источником увеличения племенного поголовья КРС мясных пород. Некоторые хозяйства размножают животных путем искусственного осеменения.
- Использование этого метода позволяет улучшать генетические качества скота благодаря использованию высококачественного биоматериала. Семя от хорошего иностранного производителя стоит, конечно, дорого, но дешевле, чем сам бык, - заметил Денис Кнуров.

Однако, как сообщили в областном минсельхозе, в 17 хозяйствах области предпочитают использовать традиционную ручную случку с племенными быками. В отличие от вольной, она проводится в специальных станках, причем, определенную матку покрывает строго определенный бык.

«За 2014 год сельхозпроизводителями было приобретено 72 головы племенных быков-производителей мясных пород», - уточнили в минсельхозе.
Другой, более экзотический способ размножения ценных пород скота — трансплантация эмбрионов. В Самарской области она используется в таких хозяйствах, как ООО «Агроком», ООО «Мясоагропром» (Красноярский район), ООО им. Антонова. Об этой технологии мы подробно рассказывали в мартовском номере газеты (статья «Любить по-русски»).

«Живое» мясо
В целом, как утверждают эксперты, заниматься племенным животноводством выгодней, чем мясным. Но для этого нужно получить соответствующий статус. А значит — пройти отбор, доказать свое соответствие установленным требованиям. Разумеется, не все хозяйства к этому готовы. К тому же, как отмечают участники рынка, племенным животным необходимо создавать особые условия содержания, что существенно увеличивает затраты.

Между тем сравнительно низкая затратность бизнеса — одно из важных преимуществ мясного животноводства и одна их главных причин увеличения числа сельхозпроизводителей, осваивающих это направление. Создать современную молочную ферму намного дороже и сложней. Нужны хорошие отапливаемые помещения, дорогое доильное и стойловое оборудование. В мясном животноводстве все гораздо проще — в теплое время года скот и целыми днями пасется на пастбищах. Соответственно, намного ниже расходы на содержание зданий и коммунальные платежи.

Правда, как утверждают в областном Минсельхозе, средняя рентабельность бизнеса в молочном животноводстве намного выше. «По итогам 2014 года она составила 23,9 %, а по мясному направлению — 3,6 %. Но по ряду предприятий этот показатель с учетом господдержки превышает 40 %», - сообщили в министерстве.

Один из наиболее перспективных путей увеличения прибыли — создание собственных перерабатывающих мощностей.
- Мяса живым весом мы реализуем немного. Зато у нас есть дочернее предприятие ООО «Домашний кулинар», которое занимается выпуском полуфабрикатов. Всего оно продает 14 наименований: котлеты, чебуреки, беляши, пельмени, манты, хинкали и др. Правда, продаем мы все это только в нашем районе, - рассказал Сергей Вдовенко.

Но, по всей видимости, это лишь счастливое исключение из правил.
- Абсолютное большинство сельхозпроизводителей переработкой не занимаются, так как строительство таких мощностей обходится очень дорого, - посетовал Анатолий Канаев. - Более того, зачастую мы даже не имеем возможности самостоятельно забивать выращенный нами скот. Согласно законодательству, производить забой разрешается только в специализированных бойнях. А чтобы такую построить, необходимо 5-6 млн руб. Штраф за нарушение этого запрета составляет от 200 до 300 тыс. руб.

Поэтому и приходится сдавать мясо перекупщикам, которые берут его живым весом.
- От животных мясных пород получают так называемую мраморную говядину. Она гораздо более вкусная и сочная, чем обыкновенное «молочное мясо». Не случайно именно ее использует в ресторанах для приготовления стейков. Беда лишь в том, что у нас отсутствует культура потребления этого продукта. Никто не понимает, что есть просто мясо, а есть Мясо с большой буквы, - сказал Кнуров.

По словам Канаева, их хозяйство реализует бычков в среднем по 130 руб. за кг живого веса. Коровы на мясо стоят еще дешевле — примерно 95 руб. за кг.
- Цены на мясо у перекупщиков никак не зависят от породы скота. А уж о переработчиках, которые выпускают колбасы, и говорить не приходится. Им вообще все равно, что покупать лишь бы дешевле. Они скорее возьмут продукцию от вынужденного забоя, чем хорошее, высококачественное мясо, - говорит директор ООО им. Антонова.
Канаев вспоминает, что раньше, когда он работал в ООО «Агроком», ему случалось поставлять мраморное мясо и в рестораны.
-  У нас был небольшой обвалочный цех, в котором мы разделывали тушу, вырезая деликатесные части. Такого мяса наберется от силы килограммов 30 с туши, в то время как вес целого быка — 250-280 кг. Эту продукцию мы продавали по 600-700 руб. за кг. В ресторане она порция весом примерно 200 г стоила около тысячи рублей, - рассказывает Канаев.
Подводя итог, можно сказать, что мясное животноводство в Самарской области развивается. Реализуются госпрограммы по его поддержке, сельхозпроизводителям выделяются субсидии и гранты. Растет число предприятий, развивающих это направление, увеличивается и поголовье скота мясных пород. Только вот мраморную говядину мы почему-то не видим ни на рынках, ни в магазинах. 

Сергей СТОЛЯРОВ

 
36-й
кадр

Фотовзгляд
Юрия
Стрельца