Фактура

Журнал «Дело»: коммунальная империя Комарова на полмиллиарда

Журнал «Дело»: коммунальная империя Комарова на полмиллиарда

Журналисты регионального экономического обозрения «Дело» в сентябрьском номере журнала попытались ответить на вопрос: «Откуда у родственников и бывших партнеров главы Красноглинского района Самары Олега Комарова коммунальная империя на полмиллиарда?» Получилось...
05.10.2017

Культура

Лучший прораб на стройке г...

Лучший прораб на стройке г...

У каждого поколения своя легенда, несмотря на то, что ее первоисточник един. Мое...
10.10.2017

Город ZERO

Аветисян задвинул Меркушкина...

Аветисян задвинул Меркушкина...

Противостояние финансово-промышленной группы «Волгопромгаз» и сочувствующих им политиков с командой варяга из Мордовии закончилось поражением Николая Меркушкина. Дмитрий Азаров, уходивший с поста...
25.09.2017
Мы в социальных сетях:

Журналист News163.ru накануне побывал в поселке Мулловка (Ульяновская область), где предприниматель из Самары, владелец компании "Гиппократ" Дмитрий Островский производит спирт для различного вида настоек (самая распространенная в этой линейке - "настойка боярышника"). Под видом безработного репортер Виталий Папилкин попытался устроиться охранником, или разнорабочим на предприятие. Вот, что из этого получилось.

В Самаре нет издания, или блогера, который бы так много внимания уделял проблеме производства и распространения косметических средств, настоек, или лосьонов. Начиная с 2013 года мы стучимся во все инстанции, а количество расследований, посвященных галеновым препаратам, перевалило за два десятка. Вот только некоторые из них: раз, два, три, четыре, пять...

Однажды журналист News163.ru принес фанфурик на пресс-конференцию губернатора Самарской области Николая Меркушкина и рассказал ему о существующей проблеме, о том, что количество людей, погибших от цирроза печени, растет, как на дрожжах. Глава региона обещал включиться, но прошло уже три года, а решение так и не было выработано. 

Бизнесмен Дмитрий Островский - мой ровесник, ему 35 лет. Сегодня он самый богатый предприниматель в Самарской и Ульяновской области. Каждый день Островский в огромных количествах производит товар-хамелеон. "Настойка боярышника", "Настойка коры дуба", "Лимановит Е" - чтобы не было написано на этикетке, процент содержания этилового спирта в таких склянках составляет от 70% до 90%. При этом, акцизным налогом этот продукт не облагается. По этой причине, цена фанфурика составляет 30 - 40 рублей за 100 мл. Если разбавить его водой, лимонадом, или компотом, то из 1 склянки настойки получается 1 бутылка водки. Для людей, страдающих алкоголизмом, это существенная экономия. Вот и пьют. Пьют целыми социальными группами. А потом умирают. Долго и мучительно.

- Сначала у таких людей отказывают ноги, - рассказывает мне жительница Мулловки Ольга, - сердце еще держится, работает. Но потом и оно останавливается. У нас в деревне мужики в общежитии умирают целыми этажами.

Дмитрий Островский - член "Единой России". Добропорядочный гражданин. Таких много в правящей партии. Как видите, отсутствие акциза на "настойку боярышника" сводит к минимуму усилия региональных и федеральных властей по борьбе за здоровую нацию, так как подпадающая под акцизы продукция не способна конкурировать с дешевыми стограммовками, содержащим 70% этиловый спирт.

Правозащитники, медицинские специалисты и общественники уверены, что продукция, содержащая этиловый спирт 70% и более, фасованная от 10 до 100 гр. не должна распространяться в розницу менее 100 рублей. Но, к сожалению, их не слышат.

Тем не менее, Роспотребнадзор продлил еще на 2 месяца ограничение на розничную торговлю непищевой спиртосодержащей продукцией. Перед тем, как отправиться в Мулловку, мы с коллегами из одного федерального телеканала, в Самаре, заехали в аптеку "Биомед" (эта сеть принадлежит бывшей супруге Дмитрия Островского Оксане Островской). И с легкостью купили две стограммовых склянки настойки "Лимановит Е", отдав за каждую 30 рублей.

- Не больше 40 капель в день! - издевательски предупредила нас фармацевт.

Выйдя из аптеки, заметили, что урна переполнена пустыми упаковками от этой настойки. Коллеги из федерального телеканала немедленно начали снимать это на видео. Я только пожал плечами, ведь Самара давно захлебывается пойлом, которое делает "лекарь" Дмитрий Островский и его семья. 

Запрет на торговлю разного рода жидкостями двойного назначения был введен ровно месяц назад. Это случилось после того, как в конце 2016 года более 70 человек погибли, употребив внутрь содержимое фанфурика. Трагедия произошла в Иркутске. Только после нее власти обратили внимание на проблему. Или сделали вид, что заинтересовались галеновыми препаратами. За этот период в России прошли масштабные проверки предприятий розничной торговли. Тем не менее, в Мулловке, где делают спирт для настоек и лосьонов, фанфурик купить не проблема.

- Да я и не пью их, - признается фермер дядя Саша, - я пью спирт, который воруют с завода. А фанфурики редко, это уже, когда совсем ничего нет. Дай 30 рублей, сейчас схожу куплю.

В микроавтобусе, который мы специально припарковали подальше от спиртзавода, я переоделся в старую черную куртку. Взял паспорт, а дорогие сигареты, командирские часы и планшет отдал коллегам.

- Ну что? Мимикрировал? - шутил журналист, который приехал со мной.

- Угу, - отвечал я.

Спиртзавод в Мулловке - унылое зрелище. Он напоминает уставшего, почти умирающего дракона, который больше не рыгает огнем, а лишь пускает пар, словно находится на последнем издыхании. ВИДЕО

.

Перед тем, как зайти в большой сарай, на котором крупными буквами написано "Дирекция", я обошел предприятие, разглядев его со всех сторон. За спиртзаводом находятся пруды, от которых почти ничего не осталось. Причина - на этом ВИДЕО

Тут хорошо видно, как предприятие сбрасывает барду - вредные отходы, разрушающие экосистему окрестных водоемов. Впрочем, об экологии здесь хоть и вспоминают, но не так часто, как о людях, которые гибнут от настойки "Гиппократа".

- Здравствуйте, - говорю в домофон, - я по поводу работы.

Мне открывают.

Захожу в теплую "Дирекцию". Меня встречает пустующий предбанник. Оглядываюсь, замечаю, что камер видеонаблюдения нет. Открываю следующую дверь. 

- Сюда, сюда, - зовет меня женский голос.

Два шага по коридору и я попадаю в кабинет секретаря. Прямо за моей спиной остается едва приоткрытая дверь с надписью "Директор". Тут все очень аскетично, и по-советски простенько. Не хватает разве что портрета Ильича.

- По семейным обстоятельствам теперь живу в Мулловке, сам из Балаково приехал, - шмыгаю носом, - Работа нужна. Возьмите, а...

Женщина лет пятидесяти смотрит на меня так, словно я десятый по счету человек, который пришел сегодня сюда просить работу.

Тем не менее, говорит со мной спокойно, добродушно.

- Нет, никого не берем, - качает она головой, - И ближайшие три месяца точно трудоустраивать не будем.

- Ну, хотя бы охранником, я ведь не местный, а вам нужны чужие, не из Мулловки, - уговариваю я ее.

- Нет. Все занято. Свободных вакансий просто нет. Мы и так весь январь стояли, не работали. Сейчас вот по чуть-чуть начинаем...

Стараюсь не отклонятся от легенды и беру "на всякий случай" телефон отдела кадров.

Прощаюсь с женщиной. Уходя, узнаю, какая тут зарплата: 10 000 - 11 000 рублей в месяц. При этом половина суммы выдается в конверте (то есть черным налом).

Уже в деревне, разговаривая с местными жителями, выясняю, что в январе спиртзавод действительно не работал. 

- Большинство сотрудников взяли отпуск за свой счет, - рассказывает Ольга, - Им так велели. А до того, как в Иркутске случилась трагедия, и начался весь этот шухер, предприятие работало круглосуточно. 

Появляется дядя Саша. Счастливый, будто выиграл в лотерею автомобиль. Он не говорит, а угукает и улюлюкает, издавая звуки на все лады, словно туземец. Дядя Саша - самый приличный в Мулловке алкоголик, потому что работает. У него, между прочим, хозяйство - 10 коров. Но все равно он похож на неугомонного пса, который встречает хозяина с работы.

Спрашиваю:

- Купил что ли?

Вместо ответа он щерится и глотает ртом воздух, широко открывая рот.

- Пить будешь чистым, или разбавишь?

Но он уже открывает склянку и, спустя мгновение, на несколько секунд подносит ее к губам. Потом резко убирает руку, морщится и орет:

- Суууука! Креееепкая!

Я смотрю на дядю Сашу и думаю, что спасти его вряд ли удастся. Близость спиртзавода к родному дому, окружение - друзья-алкоголики и социально-экономическая ситуация в стране сделали свое дело.

- Деньги у меня есть, - говорит он, как будто оправдываясь, - Я бы и водку пил, но они (он показывает рукой на невидимых собутыльников) пьют настойку. И приходят ко мне с настойкой. Так, почему же я должен их водкой угощать? У них же денег нет. Вот и пьем вместе.

Наш микроавтобус двигается дальше. Я оборачиваюсь и вижу, как дядя Саша, словно пигмей с шапкой вместо копья, бежит за нами, надеясь догнать.

- Забыл что ли чего? - спрашивает водитель.

- Нет, не обращай внимания, поехали, - говорит мой коллега.

Мне показалось, что дяде Саше грустно. Грустно от осознания, что он скоро умрет. Я видел: он не глупый, он все понимает. Только скучает по хорошей, непьющей компании, которой можно пожаловаться на эту собачью жизнь в деревне, где каждый второй если не пьет, то потерял родного человека на этой войне с фанфуриками. 

Справка News163.ru

Фанфурик - народное название 100 г этилового спирта 70% и более. Прячется под этикеткой медицинской настойки, косметического лосьона и так далее. Такой товар не подпадает под акцизы, поэтому является дешевой альтернативой подконтрольной государству водки. Стоит это чудо предпринимательской наживы на здоровье населения около от 20 до 40 рублей.

Виталий ПАПИЛКИН

 
36-й
кадр

Фотовзгляд
Юрия
Стрельца