Фактура

Оставить место для маневра

Оставить место для маневра

После назначения на пост губернатора Самарской области ставленника АДС «Волгопромгаз» Дмитрия Азарова, ключевые руководящие посты в регионе стали получать люди, близкие к олигарху и другу Анатолия Чубайса Владимиру Аветисяну. Или...
27.10.2017

Культура

Константин Федосеев: &...

Константин Федосеев: "...

В этом сезоне театру юного зрителя "Дилижанс" из Тольятти исполняется 25 лет. Зд...
19.11.2017

Город ZERO

Аветисян задвинул Меркушкина...

Аветисян задвинул Меркушкина...

Противостояние финансово-промышленной группы «Волгопромгаз» и сочувствующих им политиков с командой варяга из Мордовии закончилось поражением Николая Меркушкина. Дмитрий Азаров, уходивший с поста...
25.09.2017
Мы в социальных сетях:

Еврейская община Самарской области забыла о реконструкции хоральной синагоги, а между тем, зданию в следующем году исполняется 100 лет. Любопытно, что деньги на ее строительство давали не только иудеи, но и русские: самарские купцы и ремесленники. Сегодня русские и евреи снова объединились, чтобы восстановить большую синагогу, рассчитанную на 1000 мест. Однако отдельные иудеи (в том числе представители духовенства) почему-то саботируют эту идею. Корреспондент портала News163.ru разбирался в том, что произошло.

 

Роскошная и много лет разрушенная синагога 1908 года постройки (архитектор Зельман Клейнерман) продолжает ветшать, хотя многие объекты культурного наследия накануне Чемпионата мира по футболу восстанавливают.

 

В Советской России в здании синагоги размещался хлебзавод, а еще раньше — дворец культуры. Сейчас внутрь не пускают, но посмотреть на объект можно. Можно даже потрогать, обойдя синагогу с обратной стороны.

 

Любопытно, что ровно год назад, в Ночь музеев, которую самарцы отмечали вместе со всей страной, устроив день открытых дверей в культурных и религиозных центрах, местная еврейская община пользовалась ошеломительной популярностью у молодежи. В крохотное здание действующей самарской синагоги набилось несколько сотен человек. Таким количеством посетителей не могли похвастаться даже музеи. Люди пришли послушать, что им скажет раввин Шломо Дойч. Еврейская эстетика пленила их. Я тоже там был и внимательно наблюдал за раввином. Красноречия ему, конечно, не занимать. Это ловкий и харизматичный человек. Если бы старую синагогу восстановили, вряд ли бы она пустовала. 

 

Читаю интервью Шломо Дойча 2008 года. Прошло почти 10 лет. Отвечая на вопросы журналиста популярного интернет-издания, он максимально загадочен, словно без мистификаций в теме восстановления хоральной синагоги не обойтись.

 

«Существует один вполне определенный человек, который не заинтересован в том, чтобы синагога принадлежала нам, - говорит Шломо Дойч, - Несколько лет назад он стал идеологом целой кампании, развернутой против еврейской общины. Был момент, когда ко мне ночью с угрозами пришли несколько десятков человек с топорами в руках, требуя отказаться от синагоги. И сейчас он по-прежнему пытается ставить нам палки в колеса разными способами...»

 

И тут же добавляет: «Но сейчас, слава Богу, работа по реставрации продвигается...»

 

Странное дело, но вот уже почти 10 лет, кроме сторожа, в самарской хоральной синагоге никого нет.

 

И кто же этот страшный человек, организовавший травлю раввина?

 

Сейчас уже очевидно, что ни власти, ни община, ни бизнес не успеют привести в порядок этот старый молитвенный дом к приезду иностранных гостей. А значит, краснеть за эту «заброшку» мы будем вместе с евреями, которым, к слову, выделяли из федерального бюджета средства на проект по восстановлению самарской хоральной синагоги. News163.ru начал выяснять: куда делились эти деньги?

 

Как написал 30 октября 2017 года в микроблоге Twitter бывший депутат Госдумы от Самары, а ныне советник директора Росгвардии Александр Хинштейн, за средства на этот проект «не смогли отчитаться». «Поэтому ремонт синагоги возможен только за счет еврейской общины», - добавил Хинштейн.

 

А я вспомнил, как год назад обивал пороги приемной раввина Самарской области Шломо Дойча, надеясь получить ответ на вопрос: «Когда все-таки еврейская диаспора собирается восстанавливать детище Зельмана Клейнермана?»

 

Но сначала короткое отступление.

 

Работая в газетах Тольятти, познакомился с местным раввином — Меиром Фишером. Уже и не помню, из какой страны приехал в Россию этот легкий и приветливый мужчина. Поэтому, год назад, отправляясь на встречу в самарскую синагогу в гости к Шломо Дойч, я рассчитывал встретить такого же дружелюбного и интересного человека. Все-таки представители духовенства — это необычные и любопытные люди. Обязательно теплые, или, как сейчас говорят, - ламповые.

 

Еще я думал о том, что любой проводник между Богом и человеком, обязательно простой, добрый и честный гражданин своей страны.

 

Но сначала в приемной раввина меня «осадили». Оказалось, что Шломо Дойч очень занятой человек, который живет в самолете, путешествуя из России в США и обратно. И к нему надо предварительно записываться: за неделю, или две. Так я и сделал.

 

В назначенный день явился в действующую синагогу. Минут пятнадцать разглядывал книги на полках, потом меня пригласили в кабинет раввина. Узнав, по какому вопросу я пришел, Шломо Дойч возмутился. Или сделал вид, что возмутился.

 

«Вот, если бы ты пришел ко мне с радостной новостью, например, с известием, что у тебя родился ребенок, - неожиданно застал меня врасплох раввин, - Что родилась новая жизнь, это было бы совсем другое дело. А ты что? Ты хочешь говорить о прошлом, но надо смотреть в будущее». В этот момент я подумал о том, что наши, православные священники, не так находчивы и остроумны, как ортодоксальные иудеи.

 

На секунду я даже задумался: дескать, что же я в самом деле? Пришел в гости к человеку с дурными новостями. Но быстро взял себя в руки, чувствуя правоту.

 

Минут через пять раввин выставил меня за дверь, записав мобильный на первом же попавшимся под руку бумажном «огрызке».

 

«Ровно через месяц я позвоню тебе, - сказал на прощание Шломо Дойч, - И ты первым из журналистов увидишь новый проект самарской хоральной синагоги».

 

Конечно, ни через месяц, ни через два месяца раввин мне не позвонил.

 

Не помню точную дату, но после той встречи, мы виделись с ним еще раз.

 

Это случилось в самарском театре оперы и балета, в день, когда экс-губернатор Самарской области Николай Меркушкин в последний раз выступал с ежегодным посланием. Мне каким-то чудом удалось юркнуть в партер и остаться там, прикинувшись чиновником, и, спрятав глаза в планшетный компьютер. Спустя несколько часов, закончив слушать главу региона, я пробирался к выходу, как вдруг встретился глазами с раввином. Настроение у меня было боевое, поэтому я прямо спросил Шломо Дойча: «Что же вы меня обманули и не позвонили, как обещали?»

 

Наверное, мне не стоило нападать первым. Раввин мгновенно ретировался и с тех пор я его не видел. В тот день, возвращаясь домой, я вспоминал коллегу Шломо Дойча Меира Фишера. Насколько же разные это люди. Такие же чужие, как Самара и Тольятти.

 

Разговаривая с Александром Хинштейном по поводу будущего самарской хоральной синагоги, бывший депутат Госдумы заметил, что к нему приходил Евгений Серпер (известный предприниматель, на тот момент депутат самарской губернской думы, а сегодня - Госдумы, - прим. авт.). Со слов Хинштейна, Серпер обещал ему, что еврейская община «включится» и решит вопрос с восстановлением этого объекта культурного наследия. Но... время идет, здание ветшает и больше ничего не происходит.

 

«Он теперь депутат Госдумы, - пишет в микроблоге Twitter Хинштейн, - ему и карты в руки».

 

Могут ли самарцы рассчитывать на помощь молодого доктора экономических наук Евгения Серпера? Дай Бог, если у него получится. Но пока к этому бизнесмену и депутату Госдумы больше претензий, чем слов благодарности. Южный мост, которым занимались его компании, сделали некачественно, а сроки ремонта Струковского сада сорвали. Про остальные объекты, которыми занимается он и его семья, я вообще молчу. Властям осталось спрятать синагогу, накрыв ее фальшфасадом, как это сделали с остальными разрушенными домами и зданиями, расположенными на территории, где проходит гостевой маршрут. А спрятав, важно не забыть о ней еще на несколько десятков лет.

 

Виталий ПАПИЛКИН

 
36-й
кадр

Фотовзгляд
Юрия
Стрельца