Фактура

Какой быть Думе Тольятти, решили охранник и завхоз

Какой быть Думе Тольятти, решили охранник и завхоз

Я не верю в срочность, с которой глава Тольятти Сергей Анташев собрал внеочередное заседание гордумы шестого созыва. Прямо скажем — срочность аварийную. При этом на самом заседании, мэр сидел, скрестив...
03.10.2018

Культура

Писатель Владимир Козлов:.

Писатель Владимир Козлов:...

Известный писатель и режиссер Владимир Козлов (на фото) прокомментировал идею жу...
05.10.2018

Город ZERO

Ноу криминалити...

Ноу криминалити...

Парламентарии и силовики не заметили материал про авторитетного депутата Дуцева и лидера ОПГ Шейкина, - пишет портал «Парк Гагарина». Новостной сайт News163.ru,...
11.06.2018
Мы в социальных сетях:

На публике он называет себя и пожилым, и старым. Дескать, годы идут. Кокетничает. В жизни писатель и политик Эдуард Лимонов все такой же задорный, непредсказуемый и задиристый, как в культовом романе «Это я — Эдичка». А главное, что молодой, цветущий, готовый спорить и сражаться, работать над новыми книгами и разговаривать с читателями. Еще и еще. Кажется, что энергии и желания жить в нем хоть отбавляй. Таким я увидел его в Самаре, 3 марта 2018 года. К слову, было заметно, что этой встречи в книжном магазине «Чакона», который расположен в самарском ТЦ «Самолет», Эдуарду Лимонову было мало. Он словно не наговорился, не хотел отпускать зал. В свою очередь, скромные читатели стушевались: не успели во время удивить писателя вопросом. И он, заскучав, предложил перейти к автограф-сессии.

 

Лимонов появился в книжном магазине с небольшим опозданием. Писателя сопровождал тучный телохранитель. Было заметно, что он в восторге от своего шефа. По крайней мере, он точно не скучает. Охранник, слушая вместе с остальными лимоновские истории, часто улыбался и даже смеялся, хотя и старался изо всех сил быть строгим и серьезным.

 

Гости в импровизированном, камерном зале (несколько рядов стульев и скамеек в «Чаконе») встали, чтобы приветствовать писателя. Полсотни читателей пришли на встречу к Лимонову. Некоторым из них удалось задать писателю по 3-4 вопроса. В этом смысле Лимонов был очень щедр, стараясь и внимательно выслушать собеседника, и подробно ему ответить. Заметно, что отдельные темы его нервировали и даже раздражали. Например, когда разговор заходил о революции. Обсуждая этот вопрос, писатель старался быть осторожным. Хотя не переставал заправлять свои истории «специями»: шутками, каламбурами и воспоминаниями.

 

Тюрьма и воля

Известный писатель признается, что время, проведенное в местах заключения, оставило в его сердце неизгладимый отпечаток. Складывается ощущение, что Лимонов чуточку горд тем, что принадлежит к армии тех, кто побывал в российской тюрьме. Не исключено, что именно такой опыт и нужен был автору, который и сегодня продолжает много работать. Писатель вспоминает, что его сокамерник все время спал, тогда, как он, находясь в Лефортово, постоянно трудился: писал, редактировал тексты; занимался перепиской; переправлял свои рукописи «на волю» и т.д. Лимонов считает, что организм каждого человека индивидуален, а потому одни во время сильного стресса предпочитают провалиться в сон, другие же, как он, занять себя работой по-максимуму.

 

«Вы бы видели, с каким ожесточением мой сокамерник отмечал в календаре прошедший день, как он вычеркивал число, ставя на нем крест, - признается Лимонов, - Мои же дни за решеткой «бежали» незаметно, я был очень загружен».

 

Еще одна история, связанная с заключением писателя, касается Салмана Радуева. Со слов Лимонова, камера самого известного чеченского террориста находилась прямо над его головой.

 

«Я просил перевести меня к нему, хотя бы на месяц, - говорит Лимонов, задирая подбородок вверх и как бы показывая, где на самом деле «чалился» Салман. - В ответ все удивлялись: дескать мне самому «светит» 15 лет, а я ищу знакомства с Радуевым. Очень уж это все не во время. Как мне им было объяснить, что я хочу написать о нем книгу?!»

 

Мало Крыма

Лимонов действительно часто радует своих поклонников новыми книгами, он плодовитый автор. На этот раз в магазинах появились две его «свежие» работы: «Мои живописцы» и «Монголия». Первая книга, как признается автор, не имеет никакого отношения к истории искусства; во-второй нет ничего про страну Монголию. Оба произведения — воспоминания Лимонова, которые касаются разных периодов его жизни. В случае с первой книгой, эти истории объединили художники, со многими из них автор знакомился совершенно случайно. С творчеством других живописцев писателя знакомила жизнь.

 

Тем не менее, о литературе Лимонов говорил мало. Он сам в этом признался, сказав: «Вы заметили, что за все время, пока идет встреча, было только два вопроса о творчестве?» Писатель считает, что сейчас у общества совсем другие интересы.

 

Его попросили порекомендовать что-нибудь почитать, надеясь услышать от него имена новых, подающих надежды, авторов. Но этого не случилось, Лимонов не собирался рекламировать никого из коллег.

 

Кто-то сказал: «А как же Сорокин?» На это Эдуард Лимонов раздраженно бросил: «Кажется, писатель Сорокин уехал жить в Германию. Что мне его читать?» При этом, сам главный герой встречи несколько раз, не без ностальгии в голосе, вспоминал, как жил на Западе.

 

Темой, вылезшей на первый план, конечно же, стала война на Украине. И Лимонов, и гости, которые к нему пришли, казалось, готовы обсуждать эти вопросы бесконечно. Сначала писатель сказал, что одного Крыма ему мало. Он отметил, как аккуратно, как хитро и «красиво» Путин вернул эту территорию в состав России.

 

«Тут я порадовался, - признался Лимонов, - Но, ведь это не все! А как же русские города: Харьков, Одесса?» - заводился писатель. И вот он уже требовал внимательно присмотреться к русским городам в Казахстане.

 

В зале в этот момент почувствовалось оживление: кто-то кричал, что нужно забирать Аляску. Однако эта идея Лимонову не понравилась.

 

Впрочем, духоподъемный и патриотический настрой писателя только начинал разгораться. Кульминацией стало его заявление о том, что мы самая большая европейская нация. «Поэтому пусть все остальные идут в задницу», - отрезал Эдуард Лимонов.

 

Обыкновенные вопросы

Помимо тюрьмы, к воспоминаниям о которой писатель постоянно возвращался, Лимонова тревожила тема политического сыска. Под занавес встречи он начал жаловаться, что, например, в Красноярске за ним следили шесть оперативников.

 

«В Самаре, кажется, тоже один такой был, я заметил его в гостинице», - сказал писатель.

 

Из объяснений Лимонова было не совсем понятно, как именно опера отравляют ему жизнь. Как и в случае с тюрьмой, автор, словно кичился тем, что власть вынуждена следить за ним.

 

Одна из девушек, вероятно, желавших сменить тему, задала Лимонову традиционный, потертый от времени, шаблонный вопрос: «Как вы думаете, правда ли, что самые красивые девушки живут в Самаре?» Оказалось, что писатель не готов обсуждать женщин, он тут же вернулся к рабочим вопросам. Тогда один из читателей встал и сказал:

 

«Хорошо. Про женщин понятно. А что вы скажете про оперов? Они у нас, в Самаре, самые красивые?»

 

После этого гости в зале буквально взорвались от смеха. А сам Лимонов, держась за живот, выдавил: «Хорошая шутка».

 
36-й
кадр

Фотовзгляд
Юрия
Стрельца