Фактура

Меркушкин, вернись!

Меркушкин, вернись!

Этой авторской колонкой я хочу начать серию материалов, посвящённых итогам работы Дмитрия Азарова на посту губернатора Самарской области. Если помните, в сентябре 2017 года в Самарской области развернулась бурная дискуссия. Дескать,...
06.06.2020

Культура

Лови момент: старт фотокон...

Лови момент: старт фотокон...

Эта информация будет полезна всем, кто на профессиональном, или любительском уро...
20.09.2020

Город ZERO

Банит за правду...

Банит за правду...

25 сентября исполняется три года с того момента, как глава государства Владимир Путин назначил Дмитрия Азарова временно исполняющим обязанности губернатора Самарской области.
13.09.2020
Мы в социальных сетях:

Сергей Голубков: «Владеющий словом проникает в тайное тайных сознания»
Что такое «слово» и чем оно важно? Чем отличается человек, понимающий его суть, и где учат этой способности? На эти и другие вопросы корреспонденту «Самарских известий» ответил доктор филологических наук, профессор, заведующий кафедрой русской и зарубежной литературы Самарского государственного университета Сергей Голубков.

- Сергей Алексеевич, как вы думаете, что побуждает вчерашних школьников поступать на филфак?
- Филология - это совокупность наук о слове. Есть люди, которые проходят мимо, не обращают внимания на словесные нюансы, не чувствуют их. Мы живем среди огромного количества языков. Я понимаю под словом «язык» - знаковую систему, нашу общую систему коммуникаций. Есть язык математики, язык живописи, язык жестов, театра. Поэтому, чем больше человек знает, чем лучше понимает любой язык, тем он богаче и одухотвореннее. На филфак поступают книгочеи. Именно любовь к книгам, любовь к чтению побуждает современных абитуриентов идти к нам.

- Читатели бывают разные: одни «глотают» детективы, другие предпочитают серьезную литературу. Вы каких имеете в виду?
- Я разделяю всех читателей на две категории. Одна - это читатели-пилигримы, которые интересуются литературой в целом, например, философскими произведениями, историческими романами, свободно блуждают по культурным эпохам. Вторая - читатели оседлые, которые читают, может быть, не так много, но создают из полюбившихся им книг свой мирок. И очень уютно в нем себя чувствуют.

- Установки чтения тоже нужно разделять?
- Да, установки чтения бывают различные. Чтение, в первую очередь, - познание: люди узнают что-то о мире, читают книги-путешествия, могут погрузиться в эпохи, прочитав целую библиотеку исторических романов. Это реконструкция сознания героя, чем литература и берет. Живопись, например, изображает внешний облик, хотя и пытается проникнуть в психологию человека, поэтому художник-портретист непросто выбирает какие-то повороты лица, пишет не пустые глаза, а заинтересованный взгляд,  влюбленный или тоскующий. Он ищет такой взгляд, который отразит  внутренний мир героя. А писатель может сказать о человеке во много раз больше! И переживания изображает, и мысли, спор с самим собой. Писатель проникает в тайное тайных сознания. И это уникальный вид искусства, потому что любой другой вид этим не обладает. Литература имеет дело с характером человека. Тот, кому это интересно, становится очень богатым в психологическом отношении. В реальной жизни мы, например, хорошо знаем сто человек, с тысячей общались, с другими пересекались вскользь, некоторых знаем просто, что есть такой человек.  А если человек прочитал огромную библиотеку, сколько еще он узнал людей!

-  При чтении  «Героя нашего времени» у меня возникла мысль, что литература - это песня. Как вы думаете?
- Это верно, поскольку и в поэзии, и в прозе, и, наверное, в драматургии есть свой ритм. В 1970-е годы в так называемых толстых литературных журналах одна за другой печатались «Городские повести» Юрия Трифонова. Помню,  чтение этих текстов просто так, на сон грядущий, у меня не получалось. Процесс заканчивался, не успев начаться. Все дело в том, что это не легкое, так сказать, «досуговое» чтение. В тексте много длинных предложений, одно порой занимало половину журнальной страницы. Надо «войти» в текст, ощутить его ритмическую структуру, упругость фразы. У каждого писателя есть свой уникальный ритм. Один пишет коротенькими фразами; другой - с большим количеством причастных, деепричастных оборотов, эпитетов; третий - с нарочитой сбивчивостью; четвертый «передоверяет» повествование герою-рассказчику. Есть великое множество вариантов. У каждого текста своя «музыка» и надо проникнуться ею. Когда я вошел в специфический ритм трифоновского письма, я прочувствовал многое, проникся заложенными в повестях смыслами.

- Какую работу можно найти в Самаре, получив филологическое образование?
- Филолог изучает язык и литературу как систему: систему смыслов, систему отношений. Филолог может быть литературным критиком, театральным критиком (в СамГУ читают спецкурсы по истории театра, по художественной критике), журналистом литературных периодических изданий, издателем, книготорговцем, экспертом. Наши выпускники работают пресс-секретарями − умеют быстро читать, красиво говорить и писать − изящно выражать свои мысли. У филолога есть полное представление об историко-литературном развитии. Это знание в какой-то степени гарантирует от провалов вкуса и фактических ошибок, что важно, скажем, для составителей рекламы. Какие только чудовищные названия фирм ни придумывают! Детскую парикмахерскую назвали «Медея», магазин женской и мужской одежды «Адам и Ева». Есть магазин «Анчар». Описанный Пушкиным  анчар  − древо яда. Что должен думать человек, увидев такое название?

- Почему на филфак идут девушки, а писателями в большинстве случаев становятся мужчины? Согласны ли вы с тем, что ваш факультет называют «факультетом невест»?
− Относительно «факультета невест» не нужно спрашивать чье-то специальное мнение, сама статистика свидетельствует о «засилии» студенток, а не студентов. Тут не нужно искать какие-либо строгие закономерности, так повелось издавна. Гуманитарные профессии, наверное, ближе женщинам по складу характера. Женщина внимательнее к психологическим нюансам общения, к фиксации каких-то эмоциональных реакций.
А что касается писателей, то филологический факультет специально не ориентируется на их «производство». Их нельзя целенаправленно «делать». Это штучный продукт. И весьма неожиданный. Писатели приходят в литературу из самых разных профессий. Стали писателями врачи - Чехов, Вересаев, Булгаков; инженеры  - Гарин-Михайловский, Толстой, Замятин; юристы - Андреев, Амфитеатров и т.д. К слову о гендерном аспекте, сейчас в литературе немало женщин. Так что мужская монополия на эту профессию давно кончилась.

- Кем бы вы себя видели, если бы не пошли учиться на филолога?
- Могу точно сказать, это была бы физика и даже конкретнее, радиотехника. Было такое сильное юношеское увлечение. Но литература перевесила.

Руслан БЕРЕСТНЕВ

 
36-й
кадр

Фотовзгляд
Юрия
Стрельца