Фактура

Нигаматзянов, верни наши деньги! (ВИДЕО)

Нигаматзянов, верни наши деньги! (ВИДЕО)

Жители Тольятти жалуются на авторитетных бизнесменов, которые оказывают на них давление. Речь идёт о Руслане Нигаматзянове - предприниматель долгое время фигурировал, как член ОПГ Игоря Ильченко (Игривый). Сегодня он контролирует...
16.09.2019

Культура

Художник Макс Ши предлагае...

Художник Макс Ши предлагае...

31 августа, в Одинцовском городском округе Московской области, в микрорайоне Нов...
04.09.2019

Город ZERO

Ноу криминалити...

Ноу криминалити...

Парламентарии и силовики не заметили материал про авторитетного депутата Дуцева и лидера ОПГ Шейкина, - пишет портал «Парк Гагарина». Новостной сайт News163.ru,...
11.06.2018
Мы в социальных сетях:

«Красные Крылья» в этом сезоне испытывают проблемы: игроки либо уходят, либо травмируются. Особенно ярко кадровые потери сказываются на позиции разыгрывающего, где, как казалось в начале этого сезона, все должно было быть спокойно. В январе команду покинул номинально второй, но при необходимости игравший и на позиции первого номера чех Давид Йелинек, а вслед за ним в турецкий «Бешикташ» перешел и главная звезда «красных» американец Скотти Рейнольдс. В их отсутствие, задача разгонять атаки легла на плечи Виталия Зуева и Андрея Матеюнаса. Второй стал основным диспетчером, однако в конце января получил тяжелую травму. Пока Андрей восстанавливается от повреждения, корреспондент «Самарских известий» расспросил его о жизни в Самаре, карьере в национальной сборной и делах семейных.

 «Мы могли бы быть и повыше»

- Андрей, привет! Ты в команде почти целый сезон. Какие впечатления?

- Привет-привет! Мне очень нравится как город, так и команда. Самара очень красивая, люди тут приятные. Что касается клуба, то о лучшем я бы не мог и мечтать: хорошая атмосфера в коллективе, выступление в Лиге ВТБ, Борис Ильич мне начал доверять, у меня появилась уверенность в собственных силах. Это было заметно еще тогда, когда Скотти играл за нас, мое время на площадке увеличилось. Вот только травма не дала себя проявить в полной мере…

- Как идет процесс восстановления?

- Операция прошла успешно. Через несколько дней мне должны снять швы, а там пойдет процесс реабилитации. К баскетбольным тренировкам, правда, приступлю только летом…

- Какие у тебя соображения по поводу места команды в турнирной таблице?

- Ну… Скажу так: мы могли бы быть и повыше. Где-то свою роль сыграли травмы – Бристолю довольно сложно приходится без помощи Пушкова и Забелина. Сейчас вот Антон стал появляться на паркете, надеюсь он быстро наберет форму. Да и кроме центровых, многие игроки нет-нет, да ломались, не до конца восстанавливались после микротравм. Все эти нюансы, конечно, нас немного подкосили. Было несколько игр, в которых мы могли бы добыть победу, но проигрывали самую малость.

- Каково было играть бок о бок со Скотти Рейнольдсом? В студенческие годы он был суперзвездой NCAA…

- Скотти, как и многие американцы, игрок очень яркий. Я следил за тем, что он делает, как двигается, какие у него есть сильные стороны. На самом деле, тренируясь рядом с ним, эти нюансы можно разглядеть довольно хорошо, набраться каких-то американских штучек, которые он научился делать во время выступлений у себя на родине.

- Кстати, об американских штучках. В детстве не набрался их? Я читал, что до вызова в российскую «молодежку» в возрасте 18 лет ты тренировался чуть ли не у себя во дворе.

- У нас рядом с домом была площадка, на которой я постоянно зависал. Там собирались взрослые, опытные игроки. То есть, грубо говоря, я играл с мужиками, многие из которых раньше выступали на профессиональном уровне, в той же Суперлиге. Но мы там американскими штучками особо не баловались.

- Игра против взрослых игроков помогала в выступлении за команду ДЮБЛ (Детская юношеская баскетбольная лига – прим. авт.)?

- Да, когда приходишь играть за команду ДЮБЛ’а, тебе уже полегче оказывать сопротивление ровесникам, потому что ты знаешь, что может быть и жестче. Да и кроме того, мне это также помогало и в молодежной сборной. Там же ведь были очень сильные ребята. Сложно было тягаться с ними, однако уличный стиль во многом помогал.

- Знаю, что к сборам за основную сборную команду России ты готовился с индивидуальным тренером…

- Милош Павичевич – мой большой друг, друг моих агентов. Мы все вместе начинали с Казани. То есть, Павичевич вообще серб, но он учился и лет 20 прожил в Казани, а сейчас работает в Самаре. Так вот, перед тем как Блатт вызывал меня в сборную, готовил меня к этим сборам именно Павичевич. Я нашел спортзал, и за чисто символическую плату Милош проводил со мной индивидуальные тренировки, показывал какие-то особые «фишки». Потом я понял, что мне-то нужна была гораздо более серьезная подготовка. Тогда я этого не понимал… Ну а что, мне всего-то было 20 лет.

- Блатт произвел впечатление?

- У меня была проблема: я почти не понимал, что он говорил. То есть у нас был, конечно, переводчик и все дела, но ведь это же совсем другое. Сейчас я понимаю английский куда лучше, чем тогда, и, возможно, сегодня итог сборов был бы немного другой, потому что я бы знал, что хочет от меня тренер. Я помню, что Блатт говорил мне что-то вроде того, что он верит в меня, что я нужен команде и что он хочет включить меня в состав. Но я либо не понимал его установки, либо понимал их слишком поздно.

«Уйти в НБА никогда не рано»

- Пусть Блатта в сборной уже нет, но за его «Кливлендом» следишь в НБА? Они ведь сейчас с Мозговым в одной команде…

- О да, конечно, слежу! Я, честно сказать, наверное, больше переживаю за Мозгова, чем за Блатта. Я очень рад, что Тимофей сейчас в «Кливленде» играет под руководством тренера, который знает его сильные и слабые стороны. Уверен, что у Моззи все получится в «Кавс», он очень хороший центровой, и мне хочется, чтобы весь мир оценил его по достоинству. На данный момент, «Кавальерс» - это то самое место, где Тимо может показывать свой лучший баскетбол. «Денвер» все же не та команда, которая задает тон в Ассоциации. Все смотрят на ЛеБрона Джеймса, а вместе с ним будут следить и за нашим Тимофеем Мозговым. Если посмотреть на статистику, то можно понять, что Мозгов сейчас занимает одну из ведущих ролей в «Кливленде», так что я очень за него рад.

- Гомельский как-то сказал, что для него сегодняшние показатели – это норма, не надо ими восторгаться. Ты тоже думаешь, что это норма?

- Да я бы не стал измерять заслуги Мозгова только очками. Он может забить ноль очков, но сделать столько полезных действий для команды, что она выиграет с разгромом благодаря его действиям. Поэтому, думаю, что вообще не надо смотреть на то, кто там что сказал. Надо просто показывать тот баскетбол, который умеешь.

- У тебя самого есть любимая команда за океаном?

- Тяжелый вопрос… У меня нет любимых команд, за которые я бы переживал особенно. Какие-то больше нравятся, какие-то меньше. Ну допустим, «Сан-Антонио» мне очень нравятся, потому что они показывают умный, более европейский баскетбол. «Финикс» - очень зрелищная команда, там половина состава может делать на паркете невероятные вещи. Хотя все равно особо могу переживать разве что за наших русских ребят – за Мозгова, Шведа, Карасева… К тому же, Карасеву в последнее время тренер доверяет все больше и больше.

- Есть мнение, что Карасев слишком рано уехал играть в НБА…

- Никогда не будет рано. Лучше там развиваться, чем здесь, это сто процентов. Многие говорят, что надо сначала здесь стать большим игроком… Но мое мнение такое: если тебя позвали играть в НБА, надо туда ехать, понимаешь? Стараться реализовать свои шансы там. Во второй раз могут уже и не позвать.

Сборная в планах есть

- Мы уже говорили о сборной, давай еще раз к ней вернемся. Ты же застал уход состава, сенсационно выигравшего для нашей страны Евробаскет-2007. Самойленко, Моргунов, Холден, много игроков ушло после того чемпионата Европы… На твой взгляд, какая разница между тем составом и составом нынешним?

- У нас в команде собраны очень хорошие игроки, и для того, чтобы они показывали отменный баскетбол, нужен какой-то один винтик. Как только Пашутин его найдет, сборная заиграет новыми красками.

- Готов стать этим винтиком?

- (смеется) Да я не про себя говорил, хотя вообще, если честно, я сам планирую еще попасть в национальную команду. Ну смотри, мне всего 26. Тренеры говорят, что как раз в этом возрасте и начинается все самое интересное. Да я и сам замечаю: начинаю анализировать игры, лучше разбираться в тактике и командном построении. Раньше уделял гораздо меньше времени этому. Сейчас же начинаю по-другому готовиться к игре, разбираю своего соперника, уже знаю, как с ним защищаться, как против него атаковать. Эти маленькие нюансы сами по себе мало что дают, но в совокупности они могут принести победу.

- Соколовский научил?

- Он объяснил мне очень много нюансов игры! Мало кто из тренеров уделял мне времени столько, сколько уделяет Борис Ильич. За это ему огромное спасибо! Мы работали как над нападением, так и над защитой. То есть разбирали аспекты, которые вряд ли кто-то когда-то мне бы сказал, если бы не Борис Ильич.

- Много потребовалось времени, чтобы принять предложение «Крыльев»?

- В прошлом году, когда сезон в Суперлиге закончился, я для себя решил: буду до последнего пытаться попасть в ВТБ. Рад, что в моей игровой биографии появилась Самара. Получилось так, что я приехал сюда для того, чтобы получить этот контракт. Меня пригласили на сборы, и мне нужно было хорошо себя проявить, чтобы получить предложение. Поэтому, конечно, я даже не раздумывал, стоит ли мне играть в Самаре. Надеюсь, что клуб во мне не разочаровался (улыбается).

- А как же вариант с «Красным Октябрем»? Знаю, что ты летом тренировался в Волгограде. 

- Генеральный директор «Октября» Дмитрий Герасименко был очень добр и предоставил мне зал для тренировок без каких-либо обязательств. То есть, по сути, я мог приходить и тренироваться тогда, когда хотел. Так что я просто ездил в зал и поддерживал форму. А потом уже поступило официальное предложение поучаствовать в сборах «Красных Крыльев», от которого я не мог отказаться.

Особая мотивация на УНИКС

- Так получилось, что за время своей карьеры ты сменил много клубов. Как думаешь, с чем это связано?

- Да там разные причины были… Где-то просто не подошел команде, где-то предложили лучшие условия. О некоторых моментах просто лучше не упоминать (смеется). Где-то вообще получилось так, как в «Атамане» - клуб просто закрылся от безденежья. Вот он был – и вот его нет. Так и меняются клубы.

- За своей собственной статистикой следишь?

- Баскетбол – командная игра, и тут важно, чтобы команда хорошо играла, а не ты один. Нет, конечно, можно и одному тянуть одеяло на себя, но из этого, как правило, ничего хорошего не выходит, потому что ты ставишь под удар игру команды. Я скорее сделаю все для того, чтобы мы добивались победы в каждом матче, чем буду играть на статистику. Ведь только так можно пройти в плэй-офф, в который мы надеемся попасть.

- Для тебя, как для казанца, игры против УНИКСа – особенные?

- Приятно играть против родной команды, конечно. Особенно если в итоге получается одержать победу, как в этом сезоне (улыбается). Это какой-то особый настрой, вокруг себя пытаешься тоже всех настроить, чтобы все играли на максимуме. В играх против остальных моих бывших клубов я таких чувств не испытываю, тут просто обычные игры, рутинная работа. УНИКС, конечно, другое дело.

- Баскетбол вроде как считается игрой для высоких людей. Как у тебя получилось превратить сравнительно невысокий рост из недостатка в преимущество?

-  А я и не превращал (смеется). Если тебе нравится баскетбол, ты можешь играть с любым ростом. Можно посмотреть на тех же Магси Богса, Нэйта Робинсона… Правда, тут большую роль играет тренер, потому что если в тебе нет двух метров, тебя не каждый тренер возьмет в команду. Нужно, чтобы все сложилось: чтобы наставник поверил в тебя, чтобы у тебя была высокая самоотдача. Конечно, маленьким тяжелее, их намного больше, чем великанов, поэтому и конкуренция выше. Да взять тот же ВТБ – кажется, нет команды, где основной разыгрывающий был бы россиянином. Разве что Хвостов… Да и то, он в «Нижнем» делит это место с Тэйлором Рочести. Основная сборная сильно страдает от недостатка игроков, которые в своих клубах играли бы роль первых скрипок.

Дела семейные

- Сын тоже станет баскетболистом, как папа?

- Да, видимо, так оно и случится. Он уже сейчас мимо кольца просто так пройти не может. У него в комнате есть небольшое баскетбольное колечко. Я после тренировки уставший прихожу, а он сразу берет меня за руку, мол, пошли в кольцо бросать. Да у меня же и жена баскетболистка… Так что у сына почти нет вариантов (улыбается).

- Вас с Юлей тоже баскетбол свел?

- Когда мне было 15 лет, наша команда поехала на соревнования Поволжья или что-то вроде того. Там играла сборная Волгограда, в которой была Юля. Мы тогда познакомились, увиделись прямо на баскетбольном матче. Ну и дальше так по жизни получилось, что через три года мы снова встретились на каком-то турнире, снова разошлись… А затем через еще два года она приехала в Саратов доигрывать сезон, а там как раз я играл в «Автодоре».

- С этого момента ты уже не мог ее отпустить?

- Да, это было бы преступлением с моей стороны (улыбается). Мы встречались еще три месяца, а потом решили, что будем жить вместе, она больше не будет заниматься баскетболом, а играть буду я.

Артем КОМАРОВ

 
36-й
кадр

Фотовзгляд
Юрия
Стрельца