Фактура

Story: пивная мамаша

Story: пивная мамаша

Второй по величине город Самарской области — Тольятти продолжает удивлять журналистов внутриполитическими скандалами и громкими разоблачениями в области ЖКХ. Тем более, что одни процессы часто тесно связаны с другими. Даже...
06.05.2019

Культура

Сборная Волги по Солнечной...

Сборная Волги по Солнечной...

Сегодня портал News163.ru публикует рецензию Николая Зайченко на совместный альб...
21.08.2019

Город ZERO

Ноу криминалити...

Ноу криминалити...

Парламентарии и силовики не заметили материал про авторитетного депутата Дуцева и лидера ОПГ Шейкина, - пишет портал «Парк Гагарина». Новостной сайт News163.ru,...
11.06.2018
Мы в социальных сетях:

В списке значится 

Не так давно делегация школьников из города Мичуринска Тамбовской области совместно с учащимися реальной школы города Мунстера приняла участие в акции по увековечиванию памяти советских военнопленных в Германии на кладбище Берген-Бельзен. На валу кладбища, где находятся братские могилы наших солдат, были заложены изготовленные руками подростков глиняные таблички с именами погибших. Вернувшись домой, российские школьники начали поиск родственников узников концлагеря. Привезенный ими список погибших подтвердился по многим адресам нашей страны, в том числе и в Елховском районе.

Арест за сумочку зерна

Я побывал в селе Сухие Аврали, где встретился с Иваном Тюмченковым, сыном погибшего в этом концлагере солдата. За чашкой горячего чая гостеприимный хозяин поделился воспоминаниями о том далеком времени, когда ушел на фронт отец:

- У моих родителей нас было двое: моя старшая сестра и я. По рассказам мамы, перед началом войны отца отправили в Рязань учиться на дорожного мастера. Оттуда его и забрали на фронт. Через два дня после моего появления на свет мама получила извещение о том, что отец попал в плен. Но уже в ноябре того же года нас известили, что Иван Дмитриевич Тюмченков числится в списках без вести пропавших. Так в нашу семью пришло горе. Мама трудилась в колхозе, не отказывалась ни от какой работы, лишь бы накормить нас с сестрой. Жили бедно, часто голодали, одежды штопанная-перештопанная. Однажды мама принесла с колхозного тока маленькую сумочку зерна. Нашлись доброжелатели, донесли куда надо. Маму арестовали и увезли в Ново-Буянский район. Нам тогда с сестрой было лет девять на двоих. Мы остались в доме одни, иногда к нам заходил наш родственник. Маму отпустили через пять дней. Я помню, как она нас обнимала и горько плакала. Потом накормила, чем было, и пошла снова на работу. Во время войны голодали почти все. Ребятишки собирали траву и мерзлую картошку, потом все это варили и ели. Мы, дети войны, испытали на себе все тяготы того времени. Ходили в лес, выкорчевывали пеньки и возили на салазках домой. Ими топили печь и грелись на ней в зимнюю пору. 

Отсроченная мечта сбылась

- Какое вы получили образование?

- После окончания средней школы я поступил в Безенчукский сельскохозяйственный техникум, но учебу пришлось оставить – сильно заболела мама. Пошел работать в колхоз. Пришлось освоить много профессий. Поддержки ждать было неоткуда, всего добивался сам. Потом женился на Нине. До сих пор горжусь тем, что не ошибся в выборе подруги. Она великолепная хозяйка, хорошая мать и добрая жена. Нина работала в колхозе дояркой. Была девушка работящая, хваткая. За что бы ни бралась - все обязательно получалось. Жили мы дружно, мама присматривала за детьми, которых у нас народилось четверо. Мы работали, дети росли. Спустя 24 года я наконец-то смог осуществить свою мечту – закончил заочно учебу в Безенчукском сельхозтехникуме, причем с отличием. В то время я работал на моторном заводе «СТК Кузнецова», это в поселке Управленческий. Получил диплом, вернулся в колхоз, где меня приняли агрономом. В 1987 году стал главным агрономом. В этой должности я проработал 13 лет, да еще два года, будучи уже на пенсии… 

Молодость распорядилась по-своему

В доме Тюмченковых чисто и уютно. В передней стоит огромная русская печь.

- Печь решили оставить как реликвию?

- Нет, в ней хозяйка до сих пор печет хлеб и пироги. Это совсем не то, что продают в магазине.

- Дом сами построили?

- Да! Я вообще-то собирался сначала дом построить, потом жениться, но вышло наоборот. Молодость по-своему распорядилась… 

Дети – гордость семьи 

Сейчас Иван Иванович на пенсии, имеет звание «Ветеран труда» федерального значения. Он и его жена Нина Александровна достойно воспитали своих детей, которыми могут гордиться. 

Дочь, Вера, пошла по стопам отца. Окончила тот же техникум, что и он, потом – Кинельский сельскохозяйственный институт, позже – Московский институт экономики и статистики. Часто с ребенком гостит у родителей. 

Сыновья Александр, Сергей и Владимир занимают ответственные должности на различных предприятиях Самарской области.

Дети подарили родителям четыре внука и две внучки.

«Сердце плакало от счастья» 

Семейное благополучие Тюмченковых пополнилось долгожданной новостью из Тамбовской области о том, что определено захоронение отца Ивана Ивановича. Его мать до самой смерти ждала мужа с фронта. Ведь он пропал без вести, но не погиб же, а значит, еще оставалась надежда.

- Иван Иванович, что вы почувствовали, когда получили извещение том, что нашлось место захоронения вашего отца? 

- Радость со слезами на глазах. Да и не только на глазах. Мое сердце плакало от счастья, - говорит убеленный сединой, сын погибшего солдата. 
- Вы бы хотели побывать на том кладбище?

- С радостью, но на мою пенсию вряд ли смогу осуществить это желание.

«Мы пишем ваши имена»

Закончить эту публикацию мне хочется отрывком из письма директора обычной школы в провинциальном городке Тамбовской области Елены Ивановны Рыбальченко.

«Уважаемый Иван Иванович! Мы очень рады были получить от вас весточку. Радуемся вместе с вами, что наконец-то вы знаете, где похоронен ваш отец. «К нам до сих пор солдаты возвращаются, но только не живые, а гранитные…», - так написала в своем стихотворении наша тамбовская поэтесса. Я хочу рассказать, как мы вышли на этот поиск. В течение многих лет наша школа дружит с реальной школой города Мунстера в Германии. Обсуждая план очередной поездки наших детей в Германию (а наши поездки проходят так: один год едет наша группа, другой – приезжают к нам немецкие дети), германские коллеги предложили нам участвовать в увековечивании памяти наших солдат в лагере Берген-Бельзен, который расположен в сорока минутах езды от города Мунстера. Этот проект для немецких школ проводит Центр документалистики Берген-Бельзен и Народный немецкий союз по воинским захоронениям. Он называется «Мы пишем ваши имена». Немецкие школьники берут в архиве города Подольска списки погибших наших солдат, изготавливают глиняные таблички размером с кирпич, пишут на каждой имя солдата, потом обжигают в печи. Таких табличек немецкие дети сделали 52 штуки. На одной из них - имя вашего отца.

Вернувшись домой, мы решили известить родных погибших солдат о месте их захоронения. Мы начали свой поиск, имея на руках только фамилии, имена, отчества и даты жизни солдат. Стали посылать запросы в адреса поисковых организаций и администраций районов. Вот сегодня мы получили от вас письмо. Вы первый сын солдата, который дождался известий о своем отце. Те солдаты, которых мы уже нашли, или не имели детей, так как ушли на фронт молодыми, или их дети не дожили до этого известия. Мы очень рады, что нашли вас, хоть и с горьким известием…»

 Виктор ЕРЕМЕНКО 

 
36-й
кадр

Фотовзгляд
Юрия
Стрельца