Культура

Переход из весны в лето: ф...

Переход из весны в лето: ф...

Четвёртый по счёту фестиваль этнической музыки "Красная собака" состоится 12 - 1...
15.04.2021
Мы в социальных сетях:

Сызрань

  • "Самарские известия" завершают прогулку по Сызрани в компании Сергея Зацаринного

    Начало: Путешествуем в Сызрань, которая уникальна тем, что существует сразу в нескольких веках

    Продолжение: Репортер «Самарских известий» продолжает прогулку по Сызрани

    Репортеры «Самарских известий» продолжают рассказывать про самые живописные, загадочные, полные мистики и легенд, маршруты Самарской области. Надеемся, что каждый из вас, путешествуя по губернии, откроет для себя что-то новое.

    Краткое содержание предыдущего выпуска: Сызрань уникальна тем, что  существует сразу в нескольких веках. Она богата многочисленными памятниками архитектуры, имеющими федеральный статус, памятниками природы местного значения. С перешейка Сызранской Луки открывается изумительный вид на исторический центр города, Вознесенский мужской монастырь, белокаменную Спасскую башню и Казанский кафедральный собор. Неподалеку – знаменитая сызранская ГЭС, первенец гидроэнергетики Поволжья. В зеленой зоне – профилактории с мощным оборудованием, готовые подарить исцеление страждущим. Каждая улочка и переулок всколыхнут в вас так называемую память предков, а прогулка по Советской (бывшей Большой) уведет в  глубь веков. 

    Сегодня мы завершаем знакомство с этим «городом для души» в компании Сергея Зацаринного, известного журналиста, блогера и краеведа.  

    Розовый слон

    Невозможно пройти по улице Советской и не завернуть «к розовому слону». Вообще-то этот парк называется «Гномик», но кто об этом помнит, увидев чудо из детских снов, весело задравшее к небу хобот! 

    Парк маленький, но прелестный. Желтые и оранжевые фонари грациозно изогнули свои «лебединые» шеи. Яркие ухоженные газоны, цветочные композиции, элементы ландшафтного дизайна. Где еще из зеленых кустов тебе дружелюбно улыбнется дракон? Маленькие сызранцы азартно рулят машинками. И все залито солнцем...

    Путеводитель по Сызрани. Где посмотреть на розового слона?

    У Сергея Геннадьевича, как обычно, особое мнение:

    - Недавно парк был жестоко «убит». Старые деревья спилили. А новые еще не выросли. Вот здесь, где мы стоим, была густая тень. 

    Мне кажется, это вопрос вкуса: есть поклонники «солнца», а есть – «тени». В Самаре по поводу обновленной набережной до сих пор спорят до хрипоты.   

    Парк имеет более чем вековую историю. До революции он назывался сад «Эрмитаж». По соседству располагался одноименный летний театр (в настоящее время – Сызранский драматический театр им. Алексея Толстого). В советский период это был сад им. Луначарского. Современное название лично мне кажется спорным. Так и хочется вместо «Гномик» сказать «Слоник». 

    На туристическом портале символом парка служит именно розовый слон. Я сама на него польстилась и, когда ехала в Сызрань, точно знала: хочу увидеть слона! А гномик – он гномик и есть: еще потрудиться надо, прежде чем его разыскать. Он обнаруживается на одном из газонов: симпатичный, улыбчивый, но безнадежно проигрывающий розовому слону, уверенно устроившемуся в самом центре. Это символ детства, радости, оптимизма, а еще – нежных чувств. Недаром напротив под деревом расположилась влюбленная парочка. 

    Всем хорош слоник – до тех пор, пока не вспоминаешь, что по замыслу это фонтан... На портале так и написано: «В теплое время года бьет фонтан в виде розового слоника». Минутку, господа. Может ли яркий солнечный день конца июня считаться «теплым временем года»? Или я пала жертвой визуального обмана? Нет, мой многоопытный гид подтвердил: фонтан не работает. 

    - Как областная власть поругалась, его, по крайней мере, покрасили...

    Вспоминается знаменитая картина Петрова-Водкина «Купание красного коня». Почему же так не повезло розовому слону? Жаль его, бедного, на солнцепеке...  

    Ветеран «в три обхвата»

    Прогулка по Сызрани в компании краеведа Сергея Зацаринного

    На улице Карла Маркса упирается в землю могучими корнями (а в небо – раскидистой кроной) еще одна достопримечательность Сызрани – тополь-долгожитель. Он похож на тяжелоатлета, на мускулы которого смотришь с восхищением, уважением и легкой опаской. Ствол – в три обхвата. Маленький человек рядом с ним превратится в карлика, а большой – растеряет всю свою спесь.   

    - Казалось бы, ничего особенного – просто тополь, - смеется Сергей Геннадьевич. – Но все сразу начинают фотографировать... Хотя хороший ракурс найти очень сложно. Профессионалы пытались – и те не смогли. 

    По официальным сведениям, тополю около ста лет: он был посажен еще до печально известного пожара. Зацаринный уверяет: «Больше двухсот однозначно». Раньше на этом месте находился центр так называемой «Инвалидной слободы», где селились суворовские ветераны. Они несли караул, охраняли склады, получали скромное жалованье. И сажали деревья. Другие со временем порубили, а тополь – выжил. Он сам в каком-то смысле ветеран. В настоящее время относится к охраняемому природному памятнику.  

    Ствол роскошного тополя перечеркнут электрическими проводами, тянущимися из деревянного дома. Туристический объект местными жителями часто воспринимается по-своему. Наверняка от такого соседа слишком много тени, не говоря уже о тяжелых нависающих ветвях... 

    - Скорее дом снесут, чем такой памятник, - размышляю я вслух. 

    - Нет, - возражает Зацаринный, - скорее дерево срубят. А потом – и дом снесут. Поставят какой-нибудь торговый центр.

    - Это общая беда, - говорю. – У вас еще нет такого понятия, как «точечная застройка». Страшная вещь... 

    Хочется пожелать красавцу-тополю избежать всех превратностей судьбы и благополучно перебраться в 22-й век. Может, и сегодня кто-то, сажая дерево, закладывает связь времен. 

    Былые герои 

    Что посмотреть в Сызрани? Путеводитель по городу

    Одна из достопримечательностей каждого постсоветского города – памятник Ленину. Конечно, я не могла (в прямом смысле) обойти его стороной. Сызранский Ленин находится рядом со зданием администрации. Раньше, по словам Зацаринного, он указывал на нее, а сейчас – «повернулся спиной». 

    Сквер им. Ленина, расположенный напротив одноименной площади, – одно из любимых мест отдыха сызранцев. Его еще называют «Кузнецкий парк». Это одна из самых зеленых зон города. В отличие от «Гномика», здесь много раскидистых деревьев и тени. 

    На плане города, датированном 1879 годом, это место обозначено как площадь. Здесь стояли лабазы и ряды лавок, которые арендовали местные купцы. Горожане ежегодно собирались на Крещенскую ярмарку. Пожар 1906 года положил конец этой традиции: все деревянные постройки были вмиг уничтожены. А когда встал вопрос о восстановлении, гласный городской Думы Яков Журавлев предложил вместо лабазов «развести на этой площади садик». 

    - Барыги посмотрели, что прибыль невелика – мол, давайте сделаем парк, - дополняет Сергей Геннадьевич официальную версию. – А как раз на столетие бывший мэр приказал его урезать. Парк стал на треть меньше. По сути, сейчас это просто сквер. 

    Нарядные клумбы и аллеи перемежаются с эстетикой леса. В стороне от дороги находится скромный памятник – надгробная плита с надписью «Хлебцевич Владимир Иванович. 1894 – 1917». 

    - Он считается нашим земляком, но, по-моему, ни разу здесь не был, - говорит Сергей Геннадьевич. – Хлебцевич родился в Западной Белоруссии, в университет поступил в Питере, а в 1915-м, когда немцы стали наступать, семью эвакуировали в Сызрань. Во время Февральской революции сунул свой нос, куда собака хвост не сунет, и ему прострелили голову. Вот. Революция была почти бескровная – герои нужны. Власть постановила: раз его застрелили, значит, он герой. Тело отправили семье с предписанием здесь похоронить. Был большой митинг и пышные похороны. 

    Зато сейчас могилка выглядит более чем скромно. Такое чувство, что давным-давно никто не клал к ней цветов. А вот у подножия памятника борцам за дело революции цветы лежат. И рядом – бутылка. Помянем? 

    Мы этого достойны 

    На прощанье я одна побродила по зеленому городу. Немного похоже на сон, в котором идешь по незнакомой улице так, словно тебя здесь ждут. Солнце ласково гладит своими ладонями, машин мало, воздуха много... Нет привычной суеты. На одной из улиц прямо на велосипеде спит мальчик. Сиеста по-русски... 

    Полюбовалась я и на старинный особняк купца первой гильдии Мартиниана Чернухина (одно имя великолепно, не правда ли?) Легчайший оттенок краски на досках придает дому голубое сияние. Этот деревянный терем с усеченной шатровой крышей и тонким кружевом резьбы по карнизам и наличникам окон признан памятником архитектуры федерального значения. В настоящее время в нем действует Городской выставочный зал с четырьмя экспозиционными помещениями, интерьером дворянской гостиной и частью художественной коллекции Сызранского краеведческого музея.  

    Напротив особняка Чернухина я, наконец, обнаружила действующий фонтан. В центре – скульптура: по камню ползет гигантская зеленая ящерица. Струи воды весело искрятся на солнце. Мальчишки подставляют руки и брызгают друг в друга. А рядом бродит «одинокий художник» в  ожидании туристов, которые польстятся на его картины. На меня смотрит без особой надежды: глаз наметан. Но я все равно одариваю его улыбкой, и он улыбается в ответ.   

    Напоследок хотелось бы сказать вот о чем. Наверное, вы уже поняли, что мне достался своеобразный гид. В компании Сергея Зацаринного невозможно носить «розовые очки» и посыпать действительность сахарной пудрой. Я очень благодарна Сергею Геннадьевичу за увлекательную экскурсию и его особое мнение. Критикуют те, кто не безразличен. Точно так же и я, давая свою оценку, ни в коем случае не смотрела свысока. У нас во многом схожие проблемы. Пишем «Сызрань», «Самара» – в уме. 

    Очень хочется, чтобы наша область становилась все краше и привлекательнее для туристов со всей России и мира. Ведь мы этого достойны.

    Анна ШТОМПЕЛЬ

  • Новости

  • Путешествуем в Сызрань, которая уникальна тем, что существует сразу в нескольких веках

    Путешествуем в Сызрань, которая уникальна тем, что существует сразу в нескольких векахРепортеры «Самарских известий» продолжают рассказывать вам про самые живописные, загадочные, полные мистики и легенд, маршруты Самарской области. Надеемся, что каждый из вас, путешествуя по губернии, откроет для себя что-то новое.

    Сегодня мы отправляемся в Сызрань.

    Прелесть русской глубинки

    Если вы ищите пресловутую «тихую прелесть русской глубинки», то Сызрань – именно тот город, который вам нужен.

    Он расположен на правом берегу Волги, в 137 км вниз по течению от Самары. Основана Сызрань в 1683 году воеводой Григорием Козловским, по указу царя Петра Алексеевича. Свое название получил от реки Сызран, что означает «текущая из оврага» (в настоящее время – Сызранка). Город богат многочисленными памятниками архитектуры, имеющими федеральный статус, а также памятниками природы местного значения.

    Но рискну заметить, что главная прелесть Сызрани – не в этом. Бывают города для работы, для отдыха, для развлечений... Сызрань – город для души. На своих зеленых улочках он ласково приветит всех, уставших от агрессии мегаполиса, безумного ритма современной жизни, пробок на дорогах, напряженных лиц прохожих. Сызрань уникальна тем, что существует сразу в нескольких веках, и 21-й в ней отнюдь не главенствует.

    Ежедневно от Самары до Сызрани ходит несколько электричек. Время в пути – около трех часов.

    Местный колорит

    Мне повезло: по городу я путешествовала в компании Сергея Зацаринного – известного журналиста, блогера и краеведа. Он обладает не только энциклопедическими знаниями, но и сочным слогом, великолепным чувством юмора и самоиронии. Его взгляд – острый, иногда критичный. Но в каждом слове сквозит любовь к городу, гордость и боль за него. Общаясь с этим человеком, понимаешь, что такое настоящий, а не квасной патриотизм.

    - Конечно, для туризма не годится, но передает местный колорит, - так начинает Сергей Геннадьевич свой экскурс, пока машина катит от вокзала. – Ничего особенного, но красиво. Раньше купчишки старались, не то что современные дельцы. Если бы еще все это было отреставрировано...

    Его слова относятся к старинным домикам голубого цвета с затейливой резьбой, то и дело мелькающим на пути. Такие ветхие постройки можно встретить и в старой части Самары, с одним существенным «но»: там это просто избушки, утомившиеся ждать сноса. Подавляющее большинство из них никакой «изюминкой», увы, не обладает.

    Перед Дворцом творчества детей и молодежи на земле лежит странный кругляк небольшого диаметра, зелено-розового колера и загадочного назначения.

    - Новая достопримечательность, - с усмешкой комментирует Зацаринный. – Это фонтан. Как, вы не поняли? Не вы одна. Раньше он лежал в парке, хотели выкинуть, по странной логике перебросили сюда. Почему не работает? А кому это надо? Вот если бы он деньги приносил...

    Машина продолжает катить по улочкам. Много деревьев и зелени. Симпатичные ухоженные газоны.

    - Вот особняк Галактионова. В прошлом году собрались его ломать. Спасибо самарцам – отстояли... А в этом переулке жил композитор Аркадий Островский. (Вы не знаете такого композитора? Быть не может! «Спокойной ночи, малыши» смотрели? Песню на заставке слушали?.. Вот вам и «а-а»).

    Прогулка журналиста News163.ru Анны Штомпель по СызраниБерезка с ленточкой

    Юго-западный микрорайон Сызрани – самый зеленый. Здесь расположен ландшафтный памятник природы областного значения – урочище «Монастырская гора». С перешейка Сызранской Луки, где сливаются реки Крымза и Сызранка, открывается самый красивый вид на город: исторический центр, Вознесенский мужской монастырь, белокаменная Спасская башня и Казанский кафедральный собор.

    Это место обречено привлекать поэтов и романтиков всех мастей. Недаром здесь любил гулять и сочинять Иван Дмитриев – один из преобразователей русского стихотворного языка, стремившийся освободить его от тяжелых и устарелых форм. В 1794 году Дмитриев пишет здесь свое знаменитое стихотворение «К Волге», которое, по мнению некоторых исследователей, является первым в истории русской литературы образом Волги как общерусской реки.

    Там есть такие строки:

    О Волга! Рек, озер краса.
    Глава, царица, честь и слава,
    О Волга пышна, величава!
    Прости!.. Но прежде удостой
    Склонить свое вниманье к лире
    Певца, незнаемого в мире,
    Но воспоенного тобой!

    - До этого Волга русской рекой не считалась, - говорит Сергей Геннадьевич. – Вообще этот район назывался «Низовые земли»...

    Очень трогательно смотрится молодая березка, ствол которой перевязан розовой ленточкой. Это любимое место сызранских влюбленных, сюда приезжают свадьбы. 

    С другой стороны перешейка – водохранилище. Живописный вид не портят даже островки камышей. Хотя с каждым годом камыши отвоевывают все больше водного пространства. За прошедшие десятилетия пруд ГЭС обмелел в несколько раз. По словам Сергея Геннадьевича, раньше пруд чистили, была лодочная станция, купались люди. Некоторые и сейчас купаются. Наш народ вообще трудно чем-либо смутить. 

    Знаменитая сызранская ГЭС – первенец гидроэнергетики Поволжья, памятник истории и архитектуры. Построена в 1929 году и с тех пор ни разу не подвергалась реконструкции. Идеально сохранилась внутри: шкафчики, таблички, манометры... Все приборы работают. Приезжие восторгаются: «Можно кино снимать!»

    В лесу на холме – профилактории с мощным оборудованием, современной барокамерой. Представляют большой потенциал для «медицинского» туризма. Идеально подходят для реабилитации людей после операции или тяжелой болезни. 

    Безымянный монах

    Сызранский Свято-Вознесенский мужской монастырь сейчас пребывает в стадии восстановления. Табличка при входе гласит, что он «основан в 1685 году повелением царей Петра и Иоанна Алексеевичей по челобитной старца Кирилла». В советское время почти полностью был разрушен.

    Сохранился лишь храм Вознесения (1738). Бело-голубой, с золотистым куполом, он приветливо смотрит на нас из распахнутых деревянных ворот. Гораздо приветливей, чем монах, который идет мимо с красным ведром и буркает что-то вроде: «За съемку надо платить...»

    Монастырский сад – отдельная достопримечательность. Изумительные цветники, ландшафтный дизайн. На одном из газонов возятся женщина и мужчина. Галина Леонидовна – мирская, работает при монастыре. Рассказывает, что восстановление комплекса идет уже 18 лет. Монахов, послушников и трудников сейчас около 30 человек.

    Игумен монастыря – отец Марк. Все знающие его в один голос уверяют, что настоятель – открытый и доброжелательный человек. Увы, он отсутствует. Ищу кого-то из братии. Чтя монашеский чин и, не желая смущать ничей покой, хочу лишь узнать, сколько стоит фотосъемка для туристов.

    На ступенях Вознесенского храма стоит внушительного вида человек в черной рясе. Не берусь утверждать – тот ли, что с ведром, но не удивлюсь, если тот самый.

    Монах разговаривает по мобильнику, а, закончив, ворчливо осведомляется:

    - Что вы хотели?

    - Добрый день! – здороваюсь я, имея весьма смутные представления о том, как надлежит приветствовать монастырскую братию, но преисполненная самых добрых чувств. 

    - Здрасьте. Не подходите ко мне (отшатнулся с трех метров). Я вас очень люблю, но я от вас подальше.

    - Хорошо, - кротко отвечаю я, помня наставления Евгении в Свято-Богородичном мужском монастыре (не улыбаться, не смущать, не искушать!)

    Сызрань - старинный город. Современная Сызрань - это третий по величине город Самарской областиПредставляюсь. Говорю, что приехала из Самары – написать, как восстанавливается этот замечательный монастырь...

    - Журналистка, да? – перебивает он брюзгливо.

    Сознаюсь в этом, от всей души надеясь, что не сочтет большим грехом. Но, кажется, в его иерархии журналисты – самые «неприкасаемые» из мирян. Страшнее женщины может быть только женщина-корреспондент. Монах сразу отворачивается:

    - Нет, не буду с вами разговаривать.

    В его интонации – приговор всем моим добрым чаяниям.

    - Вы не хотите, чтобы про ваш монастырь узнали люди?

    - На заводе есть директор, а у нас – настоятель. Все с ним (это уже спиной).

    Не мне судить кого-либо, а тем более – святую братию. В тот момент я просто вспомнила монастырь в Винновке (см. «Самарские известия», №76) и порадовалась, что на моем пути Бог посылает гораздо больше людей, подобных отцу Мисаилу, чем этому безымянному монаху. По моему скромному разумению, человеку в рясе естественным образом должна быть присуща доброта к людям. Даже к женщинам и корреспондентам.

    Ломать – не строить?

    На рубеже 19-20 веков главной отраслью промышленности в городе была мукомольная. Об этом напоминает старая мельница купца Пережогина – еще один драгоценный кусочек дореволюционной Сызрани.

    По словам Сергея Геннадьевича, совсем недавно в здании располагалась швейная фабрика. Она обанкротилась, и некий человек скупил землю для частной застройки (как это знакомо, не правда ли, самарцы?) Начал ломать функционирующее здание. Начал, да не закончил. Хоть и говорят «ломать – не строить», но некоторые господа даже сломать толково не умеют. Зацаринный объясняет так: «Что-то не срослось». За этой краткой фразой – понятные всем россиянам реалии.

    На углу – здание, уныло затянутое пленкой. Тоже ждет своей участи. А еще год назад это была уникальная аптека с внутренним интерьером начала 20 века. Часть вещей передали в музей. Но почему нам обязательно нужно разрушить историю и схоронить ее в музее вместо того, чтобы беречь и поддерживать?

    Издали манят к себе белокаменная Спасская башня и Казанский кафедральный собор – изумрудного цвета, с золотыми башенками. Настало время прикоснуться к сердцу города – Сызранскому Кремлю. А по улице Советской (бывшей Большой) совершить прогулку прямо в 19 век... И навсегда влюбиться в этот город.

    Продолжение следует... 

    Анна ШТОМПЕЛЬ

  • Репортер «Самарских известий» продолжает прогулку по Сызрани

    Продолжение. Начало: Путешествуем в Сызрань, которая уникальна тем, что существует сразу в нескольких веках

    Репортеры «Самарских известий» продолжают рассказывать вам про самые живописные, загадочные, полные мистики и легенд, маршруты Самарской области. Надеемся, что каждый из вас, путешествуя по губернии, откроет для себя что-то новое.

    Краткое содержание предыдущего выпуска: Сызрань уникальна тем, что  существует сразу в нескольких веках. Она богата многочисленными памятниками архитектуры, имеющими федеральный статус, и памятниками природы местного значения. С перешейка Сызранской Луки открывается изумительный вид на исторический центр города, Вознесенский мужской монастырь, белокаменную Спасскую башню и Казанский кафедральный собор. Неподалеку – знаменитая сызранская ГЭС, первенец гидроэнергетики Поволжья. В зеленой зоне – профилактории с мощным оборудованием, готовые подарить исцеление страждущим. Каждая улочка и переулок всколыхнут в вас так называемую «память предков», даже если вы не любитель истории и не поклонник старины.

    Сегодня мы продолжаем прогулку по этому «городу для души» в компании Сергея Зацаринного, известного журналиста, блогера и краеведа.  

    Репортер «Самарских известий» продолжает прогулку по Сызрани- Место, где все фотографируются, - так представляет Сергей Геннадьевич Кремлевский Холм у слияния рек Волги, Сызранки и Крымзы. 

    Слева – мост, справа – Вознесенский монастырь, где мы недавно были, прямо – разноцветные крыши коттеджей. Патриархальный вид. Хочется стоять и любоваться бесконечно. Удивительно, как это все вокруг не обросло многоэтажками. В Самаре не преминули бы «эффективней» использовать землю...

    «Здесь инфраструктура не позволяет», - объясняет Сергей Геннадьевич такое трепетное отношение к старине. 

    По зеленому склону спускаются девушки. У воды по асфальтовой дорожке катят на велосипедах мальчишки с рюкзачками за спиной. На стене декоративного лабиринта-завитушки краской написано слово «Милая». Все действительно очень мило, но...  

    - Неважно, что нет набережной, - в свойственной ему манере шутит Зацаринный, - зато деньги на ее обустройство были. Причем колоссальные – превосходящие бюджет Сызрани. 

    Стены «завитушек» довольно обшарпанные. С правой стороны – унылый пустырь. А ведь место просто замечательное! И даже в нынешнем виде любимое горожанами. Неужели власти не могут создать достойную оправу такой природной красоте? 

    Тем более, что рядом гордость города – Спасская башня.  

    Прогулка по Сызрани вместе с краеведом Сергеем Зацаринным

    Как игрушечка

    Белая башенка с крестом на островерхой крыше выглядит игрушечной. В ней есть что-то трогательное,  соответствующее образу «города для души». Некоторые туристы начинают оглядываться в поисках соседних башен – кремль все-таки! И не находят.  

    - Наш кремль – символическое понятие, - объясняет Сергей Геннадьевич. 

    Изначально он имел еще четыре деревянных башни. Под ветрами времени выстояла лишь белокаменная Спасская башня – ровесница города, объект культурного наследия федерального значения. 

    - Подозреваю, раньше она выглядела не так, - замечает Зацаринный. – Скорее всего, была покрашена в два цвета - красный и белый. 

    Чем-то, может, своим округлым корпусом и островерхой крышей, башенка напоминает ракету, готовую унестись в синее небо с перистыми облаками... Но она прочно стоит на земле вот уже более трех веков. В настоящее время внутри ее находится музей.

    Перед башней – аллея с цветниками и сквер. Уютное место. Даже Сергей Геннадьевич со своим критичным взглядом признает это: «Вид красивый. Липы. Тишина. Хорошо просто посидеть...»

    Краевед Сергей Зацаринный показал читателям News163.ru достопримечательности Сызрани

    Уцелевший собор

    Казанский кафедральный собор (1872) –  вторая главная достопримечательность Сызрани. Колокольня, изумрудные стены и золотые купола впечатляют еще издали. От него исходит какое-то невидимое глазом, но ощутимое душой сияние. 

    - Побывать в Сызрани и не посмотреть Казанский собор – значит, не побывать в Сызрани, - заявляет мой персональный гид. 

    Этот собор – один из немногих сохранившихся в России. Кафедральные соборы советская власть уничтожала в первую очередь. Церковь такого размаха и великолепия просто не имела права существовать. А в Сызрани каким-то чудом уцелела, и в 1944 году ее начали восстанавливать. Сергей Геннадьевич объясняет это так: «В тяжелый военный период власть искала поддержку и в Боге». 

    Вокруг собора растут липы, распространяя сладкий аромат.

    - Здесь раньше были тополя, - говорит Зацаринный. – Когда отец Григорий их срубил, от таких, как я, ему доставалось. Теперь вижу, что батюшка был прав (смеется).   

    Главная святыня собора – икона Феодоровской Божьей Матери, небесной покровительницы Сызрани, с которой, по преданию, связано 15 великих чудес. Свое название икона получила от великого князя Ярослава, отца Александра Невского, носившего в крещении имя Феодор. Не многие знают, что Феодоровская икона – двухсторонняя. На обороте – образ святой великомученицы Параскевы в княжеском одеянии.  

    В прошлом году иконе исполнилось 300 лет. 

    У села Кашпир, где в 1713 году, согласно легенде, явился образ Феодоровской иконы Божьей Матери, бьет целебный источник. Туда устремляются паломники со всей России. 

    Что посмотреть в Сызрани? Рассказывает краевед Сергей Зацаринный

    «Шкатулка с сокровищами»

    Главная улица – Советская (бывшая Большая) – берет свое начало у Кремлевского холма, тянется на 3 км и упирается в железную дорогу. 

    - В дни моей молодости, - усмехается Сергей Геннадьевич, - был такой розыгрыш: «Спорим, по Советской поезд пустили!» - «Ты что, дурак?» Доходишь до конца: и правда – поезд... 

    Эта часть Сызрани напоминает старую Самару. А Советская немного похожа на Ленинградскую... Оказывается, «все самарские гости так говорят».  

    Длинная улица с зелеными деревцами и купеческими особняками – просто «шкатулка с сокровищами» для любителей старины. Такое скопление великолепно сохранившихся зданий не случайно. Страшный пожар 1906 года уничтожил почти весь город. После этого, практически в один год, велась его каменная застройка в различных архитектурных стилях.  

    Доминирующее положение занимает стиль эклектика (форма здания привязана к его функции): например, Городской банк (1863) и расположенные напротив друг друга особняки мещанина Мясникова (1909) и купцов Сыромятниковых (1910).  

    - Как был, так и есть, - замечает Зацаринный по поводу банка. – Правда, внутри все современное, никакой стилизации.

    В большинстве домов-памятников сейчас располагаются образовательные или музыкальные учреждения. Бывший ломбард время превратило в Сызранский городской суд. 

    - А это здание принадлежало крестьянину Бочкареву, - удивляет меня Сергей Геннадьевич, показывая на добротный особняк.

    - Крестьянину? Что-то не похоже...

    - Ну, социальный статус никуда не деть. Разбогател. Скорее всего, из староверов...

    Помимо архитектурных изысков, впечатляет обилие зелени. Буквально через два метра – деревца. И очень чисто. 

    А вот здание с табличкой «Почта России» глубоко печалит. На этой прекрасной улице оно смотрится, как инопланетный гость, пострадавший от ядерного взрыва. Уж на что нам, самарцам, не привыкать к плачевному виду зданий, но даже мои закаленные нервы не выдерживают. Облупившаяся краска, ржавые подтеки... И это – фасадом на «гостевой маршрут»! Спроси у чиновников: «Как допустили?» Ответят, потупив глаза: «Нет средств». Это будет и правдой, и ложью. Прежде всего – нет желания.  

    Покажите личико

    - Вот еще одна гордость, из-за которой москвичи приезжают, - говорит Сергей Геннадьевич (на этот раз без тени иронии), указывая на большой красивый особняк на пересечении улиц Советской и Бабушкина. 

    Особняк купца Стерлядкина (1915), выполненный в стиле модерн, стал одним из самых новаторских зданий Сызрани. При строительстве были использованы самые современные материалы тех лет: бетон, металл, облицовочная плитка и кирпич желтых оттенков. Балкон в форме раковины поддерживают две мужские фигуры. Сызранские атланты очень застенчивы – повернулись затылками к туристам.  

    - Всех архитекторов и искусствоведов напрягают эти мужики, - шутит Зацаринный. – Они смотрят «не в ту сторону». По всем канонам должны быть лицом к людям. Может, в этом есть скрытый смысл?.. Там внутри еще очень крутой интерьер.  Обычно купчишки были экономные: фасады заказывали красивые, а на «зады» зайдешь – голь. Сарай сараем. Здесь – не так. 

    В стиле модерн большое внимание уделяется не только внешнему, но и внутреннему виду. Лестницы, двери, столбы, балконы – все художественно обрабатывается. Из декоративной отделки здания следует отметить барельефное изображение Изобилия, лепные женские фигуры, колонны и цветную мозаику. 

    Безусловно, особняк впечатляет. Сейчас в нем расположен Дворец бракосочетаний. По словам Сергея Геннадьевича, ЗАГС должным образом не следит за зданием: «Памятник федерального значения, а стекло разбито...»

    На соседних улицах встречаются здания, выполненные в стиле бидермейер (дух интимности и уюта), а также образцы русского крепостного зодчества, деревянная резьба на Свердлова, Ульяновской, Кирова, Интернациональной. 

    В историческом центре многих городов переплетены старина и современность. Сызрань отличает то, как гармонично они сочетаются. Я бы ничуть не удивилась, если бы на пороге одного из этих роскошных особняков вдруг возник бородатый купец в долгополом камзоле и зычным голосом велел подать ему карету... В Сызрани возможно все. 

    Окончание: "Самарские известия" завершают прогулку по Сызрани в компании Сергея Зацаринного

    Анна Штомпель

     

  • Сегодня исполнилось 100 лет со дня рождения известного сызранского композитора Аркадия Островского

    «Спят усталые игрушки», «Купила мама Леше», «Пусть всегда будет солнце», «Мальчишки», «А у нас во дворе», «Песня остается с человеком», «Как провожают пароходы», «Лесорубы» - эти песни слышали все. Но мало кто знает, что их автор Аркадий Островский - наш земляк, родился в Сызрани в 1914 году в семье профессиональных музыкантов. Его отец Илья Ильич играл на разных инструментах, был прекрасным настройщиком, входил в гильдию купцов Сызрани и в местное еврейское общество.

    Город детства 

    Он был единственным в Сызрани специалистом такого рода – ведь в те годы Сызрань была небольшим городом с населением чуть больше 40 тысяч жителей. Островские жили в доме 29 по ул. Большой (ныне ул. Советская, 25), на втором этаже, над своим магазином музыкальных инструментов. Сейчас здесь магазин канцтоваров. После 1917 года Островские переехали в Дворянский переулок (ныне Пролетарский пер.), в живописном месте на берегу реки Крымзы. Отсюда и сейчас открывается вид на бывшие заречные слободы. Хозяином этого дома в 1917 году был Герц Кристалинский, дед знаменитой певицы Майи Кристалинской.

    До Первой мировой войны Кристалинские жили в Могилеве, а когда началось немецкое наступление, уехали в эвакуацию в Сызрань. Этот город они выбрали не случайно – уже много лет недалеко отсюда, в Самаре, жил брат Герца – Илья. Он владел лучшей в городе аптекой и был известен как меценат и меломан. К музыке в их семье вообще относились трепетно. Третий брат, Ефим, отправился в Америку, где стал известным скрипачом-виртуозом.
    На фото: композитор Аркадий Островский
    Квартиранты Кристалинских

    Семья Островских квартировала у Кристалинских. Аркадий рано проявил музыкальные способности. Когда отец настраивал инструменты, он отгадывал на слух все ноты. Конечно, родители обучали его музыке. Его учительницей была Надежда Львовна Мусина-Пушкина, носившая фамилию бывшего мужа, представителя старинного дворянского рода. После каждого часа занятий она разрешала Аркадию играть то, что он сам сочинит.

    Позже Аркадий Ильич вспоминал, что в детстве, когда он слышал духовой оркестр на улицах Сызрани, то долго бежал за музыкантами, размахивая руками, будто дирижер. Волжские мелодии, которые он слышал в городе или на даче, которую семья снимала летом в селе Рамено (недалеко от Сызрани), позже отразились в его творчестве.

    В Ленинград!

    Когда ему исполнилось 13 лет, на семейном совете было решено переехать в Ленинград к родственникам: мать тяжело болела, а в городе на Неве лечение было лучше. Но там отца никто не знал, у него не было работы. Аркадий устроился на заводе «Электросила» учеником кузнеца и увлекся художественной самодеятельностью.

    В 1930 году он поступил в музыкальный техникум. Мать умерла, у отца тоже начались проблемы со здоровьем. Аркадий стал единственным кормильцем в семье. По вечерам он играл на рояле в клубах и ресторанах. Его заметили, пригласили в знаменитый джаз-оркестр Леонида Утесова. Здесь Островский сделал первую в жизни аранжировку – песню «Полюшко-поле» на стихи Виктора Гусева со знаменитым цоканьем копыт.

    Во время Великой Отечественной войны оркестр Утесова давал концерты на передовой, на военных кораблях, в цехах заводов. В те годы появилась его первая песня «Я демобилизованный», затем – «Сторонка родная» на стихи Сергея Михалкова и цикл «Вернулся солдат из похода».

    Композиторская слава

    В 1947 году Островский ушел из оркестра Утесова, решив целиком посвятить себя творчеству. Год спустя на слова Льва Ошанина он написал песню «Комсомольцы – беспокойные сердца». В 1950-е годы Островский проявил себя как музыкант-публицист. Почти на каждый фестиваль молодежи и студентов откликался новой песней. Самая известная – «Зори московский», написанная в 1957 году к фестивалю в Москве.

    Через три года к Островскому пришла настоящая слава. Достаточно было любой из песен Аркадия Ильича прозвучать по радио в передаче «С добрым утром!», как она тут же становилась всенародно любимой.

    Чаще он сначала писал музыку, а затем поэт писал стихотворный текст на уже готовую мелодию. Так было, например, со стихотворением Константина Ваншенкина «Как провожают пароходы». Островский написал музыку и придумал свой припев: «Вода, вода, кругом вода». Затем композитор познакомился с Зоей Петровой, на ее стихи появились песни «Спят усталые игрушки», «Купила мама Леше отличные калоши». А в 1961 году Островский написал «Пусть всегда будет солнце» на стихи Льва Ошанина. Песня разлетелась по всему миру. В 1963 году на фестивале в Сопоте в исполнении Тамары Миансаровой она получила первую премию.

    «А теперь – в Сызрань»

    В феврале 1964 года композитору исполнилось 50 лет. Для юбилейного концерта предоставили самый престижный концертный зал Советского Союза. А когда он пришел с торжества, веселый и счастливый, то сказал: «Вот теперь я поеду в Сызрань!»

    И он действительно поехал в Сызрань в следующем 1965 году. Встречался с жителями города, побывал в музыкальной школе №1, дал концерт во Дворце культуры завода тяжелого машиностроения. Он собирался написать песню о Сызрани, просил прислать ему стихотворение какого-нибудь местного поэта. Жаль, что мечта не сбылась. Ведь в этой песне он бы смог рассказать, что для него значила Сызрань.

    «Время все быстрей движется вперед»

    В 1967 году, к 50-летию Октября, он написал «Красную гвоздику» и «Время». Словно предчувствовал, что жить ему осталось недолго: «Двадцать лет пройдет, сорок лет пройдет, /Время все быстрей движется вперед/ Слыша, как звенит земля,/Как тепло хранит земля, /Новый человек по земле пройдет. /Для него я горел, воевал, /И, как бог, этот мир создавал…»

    Здоровье композитора было подорвано еще в молодости; после 50 лет болезни обострились, открывалась язва, побаливало сердце. В сентябре 1963 года он поехал в Сочи на открытие первого фестиваля «Красная гвоздика». Там у него началось желудочное кровотечение, и врачи не смогли его спасти. Было ему 53 с половиной года.

    В марте 2005 года Сызранской детской школе искусств №2 было присвоено имя Аркадия Островского. Ежегодно там проходит фестиваль «Солнечный круг», в школе создан и музей композитора. Жаль только, что в городе его детства нет улицы, названной его именем.

                                                                                                                                                                                                                     Степан СМИРНОВ 

  • Сызрань всё больше напоминает Засрань

    Писатель, журналист и краевед Сергей Зацаринный, пишущий в Livejournal под ником krumza, накануне вспоминал в своём дневнике, как ровно 8 лет назад к ним, в Сызрань, приезжал губернатор Самарской области Николай Меркушкин. Я тоже не забыл мордовский драйв и специфичный стиль управления варяга из Саранска. Оглядываюсь назад и понимаю, что, не смотря на многочисленные минусы Меркушкина, у него были и жирные плюсы. Он хотя бы с людьми встречался. А что сейчас? Уже несколько лет в регионе новый глава. И мне сложно представить, что Дмитрий Азаров когда-нибудь сможет больше 6 часов подряд разговаривать с населением. 

    Сызрань всё больше напоминает Засрань"Меркушкин отработал по полной, - писал в апреле 2013 года Сергей Зацаринный, - За все шесть часов ни на миг не сбавил темп, не расслабился, ни разу не попытался уйти от неудобных вопросов. Даже, когда одной женщине отключили микрофон, усомнившись в её адекватности, он строго сказал: «Включите». Для кого-то, может мелочь, но именно в такие моменты ощущаешь сакральность настоящей власти. Перед которой, как перед Богом, все равны".

    Меркушкин, который сменил на посту руководителя Самарской области Владимира Артякова, действительно заставил многих людей поверить, что губернию ждут изменения.  

    "...он сумел вселить веру в то, что чёрная полоса в жизни Сызрани закончена, даже в такого безнадёжного пессимиста, как я", - писал 8 лет назад Зацаринный. 

    Конечно, не всё, что задумал Меркушкин, было сделано. Вдвойне обидно, что Сызрань и её жители, которые так надеялись на перемены, снова оказались в 2013 году. Словно за те 8 лет, что прошли с момента приезда Николая Ивановича, никто и палец о палец не ударил, чтобы хоть капельку подсластить жизнь обитателям этого красивого города на Волге. Смотришь "свежий" фоторепортаж другого ЖЖ-блогера из Сызрани - johni_d - и чётко осознаёшь: людей бросили, чиновники про них забыли.   

    Разбитые пешеходные дорожки на центральных улицах, "сырая", абсолютно неблагоустроенная парковка на подъезде к набережной, там же - "волновые" тротуары (см. фото). И как вишенка на торте - провалившийся на дороге туристический автобус. Всё это новые достопримечательности Сызрани, или, если хотите, современные арт-объекты глубинной России.

    Чувству юмора блогера, который пишет на платформе Livejournal под ником johni-d, остаётся только позавидовать. Другой бы на его месте, наблюдая всю эту беспросветную разруху, опустил руки. А этот вроде и о серьёзных проблемах рассказывает, и шутит. Причём, без злобы. Под занавес автор нового путеводителя по Сызрани намекает на экскурсию для губернатора по городу. Возможно ли такое устроить? Наверное. Думаю, что Дмитрий Игоревич способен доехать и до "волновых" тротуаров, и до набережной, но вот выйти к жителям Сызрани и хотя бы час вживую с ними общаться - это вряд ли. К тому же, я не верю, что кто-то из горожан, поговорив с Азаровым, когда-нибудь напишет:

    "Когда мы после встречи выходили из театра, все довольно оживлённо обменивались впечатлениями. В зависимости от возраста говоривших, они варьировались между «Респект!» и «Молодец!»" 

    Нет у нынешнего главы региона той энергетики, той харизмы, что была у Меркушкина. А вот остальные, не самые лучшие качества варяга из Мордовии, у Азарова есть. Вот только вряд ли они ему помогут навести в Сызрани порядок. Медленно, но верно третий по величине город Самарской области превращается в депрессивный, брошенный населённый пункт. И в том, чтобы остановить этот процесс деградации никто из чиновников не заинтересован.  

    Фото: https://johni-d.livejournal.com

    Виталий ПАПИЛКИН

    Что почитать?

    Путеводитель. Прогулки журналиста News163.ru Анны Штомпель по Сызрани. Экскурсовод Сергей Зацаринный. Часть первая, часть вторая, часть третья.

36-й
кадр

Фотовзгляд
Юрия
Стрельца