Выставка в "Виктории" наблюдает за посетителями

В номере от 19 мая 2015 года «Самарские известия» коротко упоминали о необычной выставке, которая открылась в галерее «Виктория». В минувшую субботу, 23 мая она закончила свою работу. Этот материал будет интересен тем, кто хотел посмотреть на работы арт-группы из Екатеринбурга «Куда бегут собаки», но так и не смог на нее попасть. 

Произведения о механизме чувств
Приставка «арт» всегда настораживает поклонников традиционного искусства. Но знакомиться с новинками стоит. Хотя бы для того, чтобы ругать со знанием дела. Или вдруг поменять свое мнение.
В самарской галерее «Виктория» расположилась выставка известной арт-группы из Екатеринбурга «Куда бегут собаки». «Работы художников – это не просто сложные роботы, наделенные качествами живых существ, реакцией и даже фантазией, но произведения о механизме чувств и роли визуальности в техногенном, подчиненном чистой функциональности мире», - не без претензий сообщают организаторы.
Корреспондент «Самарских известий» посетила выставку с интригующим названием «Под присмотром» и познакомилась с таинственным миром искусственного интеллекта. А тот, в свою очередь, познакомился с ней. В этом вся соль.  

Куда бегут мыши
В просторном зале пусто. «Присматривать не за кем», - вот первая моя мысль.
От работника галереи Сергея получаю краткую инструкцию:
- Экспонаты реагируют на присутствие. Подходите к ним, и они как-то начинают себя вести... или не начинают, в зависимости от программы.

На плазменном экране по белому снегу хаотично перемещаются три маленьких белых шара. Сергей называет это «триалог». Оказывается, это не просто шары, а «самостоятельно мыслящие существа». По словам Сергея, они знают друг о друге, координируют свои движения и никогда не столкнутся.
- Но они не знают о существовании человека, - добавляет он многозначительно.
- А смысл в чем – просто любоваться на них?
- Возьмите наушники. В них музыка Босха. Его единственное музыкальное произведение, которое было расшифровано с нот на полотне. И вы погрузитесь в иную реальность...

Увы, погружения не происходит. Музыка весьма странная. Все время ловлю себя на мысли: «Ну, и что?» Если эти шары не знают о моем существовании, то и я до сей поры не знала про них – и ничего, жила. А для медитации гораздо лучше подходят аквариумные рыбки.

Еще одна плазма показывает короткий ролик про белых мышей в лабиринте. Ролик сопровождается женским голосом, обладательнице которого явно удалось то, что не удалось мне у предыдущей экспозиции, – достичь нирваны. А смысл столь ускользающий, что я стараюсь сосредоточиться не на голосе, а на английских субтитрах. Но лишь посмотрев ролик дважды, приближаюсь к гениальной мысли его создателей: все мы подобны мышам в лабиринте, которые за перегородками оставляют свое прошлое и не видят будущее, а потому не знают, что прошлое и будущее пересекаются и взаимодействуют, и те странные явления, которые происходят в пространственно-временном континууме, имеют под собой основание и тайный смысл, ибо... «Нам не дано это понять, - обнадеживает голос. – Мы обладаем мышиным зрением».

Если шары оставили меня равнодушной, то этот ролик навевает грусть. То ли за судьбу человечества (и свою собственную), то ли за судьбу мышей. Так и хочется прочитать что-то вроде: «При съемках фильма ни одно животное не пострадало».

Слепой глаз
Две маленькие камеры под стеклянным колпаком нацелены на пустое пространство. При моем приближении черная пустота желеобразно колышется и превращается в некое подобие глаза. Две створки, окаймленные щетиной, с шорохом смыкаются – глаз моргает. Из зрачка почему-то тоже торчит щетина. Этот отвратительный студень следит за мной! Я обхожу его со всех сторон, и он тоже поворачивается.
- Когда вы приходите в картинную галерею, - говорит Сергей, - и любуетесь, например, на Джоконду, у вас возникает ощущение, что она вас видит. Неспособные видеть, машины все же наблюдают мир, по-своему реагируя на появление человека, присматривая за ним, – вот основная мысль создателей выставки.

Но парадокс в том, что глаз абсолютно слеп. Я убеждаюсь в этом, когда заношу руку над витриной, напротив зрачка. Экран на стене по-прежнему показывает только сам глаз. И мистическое ощущение исчезает. В конце концов, реагирующие на появление человека распашные двери есть в любом современном супермаркете. Кстати, в той же галерее «Виктория». Чем не экспонат?..
Технически сделать глаз зримым не составило бы никакого труда. Но, рискну предположить, такая идея показалась создателям слишком примитивной. Аттракцион для детворы, ничего более... А мне кажется примитивным этот черный студень с щетинистыми веками. О вкусах не спорят.

Нюхать подано
Самый забавный и громоздкий экспонат расположен посредине зала. Словно в фильме ужасов, к вам тянется множество белых щупальцев, сведенных воедино в таинственном приборе на столе, который, в свою очередь, подключен к экрану.  
- Этот робот вас нюхает и составляет фоторобот вашего запаха. Не ваш, - уточняет Сергей под мой смех, - а именно запаха. Подойдите вплотную. Картинка начнет меняться. Ждите 20-30 секунд. Если хотите сфотографировать, делайте это, не отходя от трубок, иначе изображение опять изменится. Без людей прибор нюхает воздух. 

В этом есть что-то от медицинского обследования.
- Знала бы, жвачку пожевала, - говорю я, сдаваясь на милость щупалец. – Интересно, что бы он тогда показал?
Все изображения на экране в стиле «унисекс», то есть трудно понять, мальчик это или девочка. Фоторобот «моего запаха» весьма мил, но почему-то с большими грустными глазами. И тут я совершаю ошибку. Достаю фотоаппарат и держу его слишком близко к трубкам. Картинка тут же меняется. Видимо, из-за металлического запаха от камеры на экране появляется рожица пацаненка в дредах. Прежнее изображение вернуть не удается. Я немного шалю: максимально отодвигаюсь от трубок и на вытянутой руке даю им понюхать свою сумку из искусственной кожи. На экране немедленно появляется брутальная физиономия с мощными плечами и бычьей шеей...   

Напоследок спрашиваю Сергея, знает ли он, почему группа называется «Куда бегут собаки».
- Нет, - с улыбкой отвечает он, - уже и сами художники это забыли. 

Анна ШТОМПЕЛЬ