Фактура

"Самара-Арена" захрустела

"Самара-Арена" захрустела

Сегодня, 17 февраля, источник новостного сайта News163.ru сообщил, что на "Самара-Арене", цитата: "лопнули две несущие балки". Речь идёт о конструкциях, которые держат купол спортивного сооружения. Всех, кто был в этот...
17.02.2021

Культура

Переход из весны в лето: ф...

Переход из весны в лето: ф...

Четвёртый по счёту фестиваль этнической музыки "Красная собака" состоится 12 - 1...
15.04.2021

Город ZERO

Город «для остальных»...

Город «для остальных»...

Мэрия Самары и жители этого российского мегаполиса живут в разных городах. Допускаю, что даже на разных планетах. Поскольку, я никогда не работал...
28.12.2020
Мы в социальных сетях:

Когда говоришь, что побывала в Климовке, следует неизменное: «А где это?» Да не так уж далеко. На правом берегу Волги, напротив Тольятти. Вот только ехать туда сейчас из Самары около четырех часов, что испытали на себе корреспонденты «Самарских известий» (см. «И хочется, и колется...», №110). Предполагается, что будущий мост свяжет село с городом и принесет все блага (а также минусы) цивилизации. А пока вся инфраструктура Климовки - магазинчик и библиотека.

«Кому нужна библиотека в 21 веке? – сказала мне Люба, местная жительница. – Школьники все находят в Интернете. А бабушкам вообще не до этого. Говорят, ее скоро закроют».

Однако именно в библиотеке на улице Новой мне рассказали историю села, познакомили с версиями происхождения названия и спокойно аргументировали, почему строительство моста все-таки необходимо. Поэтому списывать библиотеку рано. Это не только пункт выдачи книг, но настоящий очаг культуры. 

Вот уже 15 лет в библиотеке работает Елена Виноградова – замечательная женщина с непростой судьбой.

Дом культуры

Репортаж журналиста Анны Штомпель из Климовки (Самарская область) где строится мост через ВолгуПо узкой тропинке навстречу мне бредет хрюшка. Их много разгуливает по Климовке. Мы медленно сближаемся. Как-то не очень приятно идти на таран со свиньей. Городским не понять, что на уме у сельской живности. В последний момент, жалобно взвизгнув, хрюшка ныряет в заросли чертополоха. Сама испугалась меня.

Через овражек тропинка выводит к приземистому серому зданию. Рядом притулился нужник (иначе не скажешь), с распахнутой дверцей, скрипящей на ветру. Центральный вход в здание обшарпанный, но с граффити. А вверху красуется вывеска с золотыми буквами: «Сельский дом культуры». 

Одновременно со мной подходит женщина.

- Здравствуйте, - приветливо говорит она издалека. – А мне уже позвонили...

С первого взгляда ясно, что Елена Виноградова – интеллигентный человек. Говорит тихо, размеренно, грамотно.  Медсестра по образованию, вот уже много лет она работает библиотекарем в филиале №9 Шигонской ЦБС (Центральной библиотечной системы). Первый вопрос ко мне:

«Вы из какой газеты?»

И с большим сожалением: «Нет, «Самарские известия» мы не выписываем...»

Внутри небольшой зал. По периметру – стеллажи, в центре – два столика. Детские книги завлекательно выставлены яркими обложками к читателям. Стеллаж с краеведческой литературой украшен картой области и надписью: «В сердцах у нас горит любовь к земле». Под потолком висят большие красивые фотографии с видами села, Волги, заката. Автор – Алена Виноградова, дочь Елены.

Перспективы

Скорее всего, село основано в 19 веке. Названо или по фамилии первых жителей – Климовы, или потому, что выступает клином (игра звуков превратила «н» в «м»). Село было государевым, не принадлежало никому из фаворитов Екатерины Второй. Большое – тысяча дворов. На берегу стоял деревянный храм во имя святых бессребреников и чудотворцев Космы и Дамиана. Когда построили плотину Жигулевской ГЭС, затопили и леса, и кладбища, и соседнюю деревню Благодатную. На кладбище остался памятник красноармейцам, погибшим в бою с белогвардейцами. Бабушка Карасева рассказывала: «Мои спрятались в погреб, а меня забыли – оставили в люльке. Ничего, выжила...» С установлением советской власти колхоз назывался «Красные бойцы». Потом – «40 лет Октября». Этот крупный колхоз-миллионер гремел на всю округу. Отгремел...

Пока я разглядываю помещение, Елена садится за свой рабочий стол, который на профессиональном языке называется кафедрой.

- К сожалению, в библиотеке нет ни компьютера, ни Интернета, - замечает она. – У нас село... как говорят, «неперспективное».

- Ну, теперь уже перспективное.

Елена кивает:

- Большие надежды связаны со строительством моста. Я отношусь к тем, кто горячо «за». Многие боятся, что хлынет поток нехороших людей. Естественно, что-то теряешь. Сейчас скотина ходит на воле, и всех это устраивает. Но надо смотреть дальше. Самое главное – появятся рабочие места. Молодежь, возможно, захочет остаться с нами, и село постепенно возродится. Наверное, вы обратили внимание – места красивые. Если бы какой-нибудь предприимчивый человек заинтересовался нами в плане туризма, то выиграли бы и мы, и он. Почему бы не построить коттеджные домики? У меня, например, корова (улыбается). Я могла бы продавать молоко, творог...

- Значит, вы не боитесь, что понаедут и кончится эта тишина, покой? Многие говорят: «Ничего менять не хочется».

- Наоборот, я очень хочу, чтобы село развивалось. У нас нет транспорта – хорошо тем, у кого машина. Нет медпункта. Вернее, он есть, но нет фельдшера. Это очень печально. Мое основное образование – медицинское. Бабульки мне часто звонят, если им плохо. Чем могу – помогу. Мы в тупике, никому не нужны. А само место мне очень нравится. 

Спасаясь от «событий»

Репортаж из села Климовка, где строят тольяттинский мост через ВолгуЕлена живет в Климовке уже 24 года. Виноградовы приехали из Таджикистана, спасаясь от военных действий. «У нас там были «события», - так говорит об этом сама Елена.

В Душанбе она работала в диагностическом центре. На тот момент он был оснащен самой современной аппаратурой.

- Как-то приехала делегация из ГДР. Перерыв, мы пьем чай в ординаторской. И тут – комиссия. Через переводчика немцы говорят: «Ой, какие девочки!» А главврач шутит: «Я их специально отбирала, на конкурсе красоты». – «А не хотели бы вы поработать за границей?» Естественно, у нас загорелись глаза. А главврач сразу: «Нет, нам такие кадры самим нужны». Думаю, ну как же обратить на себя внимание? А вдруг заметят и все-таки заберут в Германию! По-немецки я единственное знала - Auf Wiedersehen. Комиссия уходит, я кричу: «Ауфидерзейн!» А немец мне на чистом русском отвечает: «До свидания!» (Смеется). Так и распрощались.       

Когда в Таджикистане начались «события», муж Валерий колесил по России – искал, где дают жилье. В Шигонском районе распределили сюда. Дом ветхий, крышу крыли сами. Но были счастливы, что выбрались в мирное место и сумели вывезти родителей. Дочке Алене было четыре года.

- Мы буквально очаровались этой тишиной, спокойствием... В Таджикистане стреляли не так, как сейчас на Украине, но тоже было страшно. Комендантский час. А здесь – бегай до двенадцати! Да еще ночи светлые. Аленка нарадоваться не могла. Сын Кирилл родился в Климовке. Мне бабушки так и сказали: «Вы все равно останетесь приезжими, а он уже – свой».

Беженцами они не считались – вынужденные переселенцы. Выживай сам, крутись, как умеешь! В 90-е годы все «крутились». Первое время Виноградовы жили в счет зарплаты. Им давали отбракованных свиней, масло, муку, сахар... В деревне все намного проще: сыт – и слава Богу.

Переселенцы – непростая судьба, но Елена подходит философски:

- Мы нашли себя, вжились в этот край. Нас и детишек испытания закалили. Алена с 15 лет самостоятельно живет в городе. Всегда была серьезной, неизбалованной. Наверное, ее подхлестывало, что родителей рядом нет, никто не поможет, надо крутиться самой. Сейчас работает в Самаре в крупной сотовой компании. Муж Валерий был водителем, потом построил маслобойку. Зимой работает кочегаром, летом – на сенокосе. Кирилл пока помогает, потом тоже будет устраиваться в городе.

Библиотекарь – это звучит гордо

Село Климовка - фото Анны Штомпель- Когда я пришла в библиотеку, то сказала: «Библиотекарь – это звучит гордо!», - вспоминает Елена и смеется.

До этого она работала в школе истопником. Вставать приходилось полпятого. Тяжелый физический труд...

Последний очаг культуры в Климовке доступен неполный рабочий день. Елена работает на четверть ставки – 1345 рублей. Как сельский библиотекарь – получает  доплату, но деньги все равно очень маленькие.

- За счет маминой пенсии и хозяйства как-то выживаем. Увольняться не хочу – здесь интересно. Это сейчас лето, все на огородах, а так люди приходят – и почитать, и пообщаться.

Показывает мне на пустую полку:

- Эти детективы один дачник забрал. Он вот так по полкам и читает. Я не ограничиваю – лишь бы брали. Руководство просит: «Всеми силами привлекайте людей».

Дачники – основной контингент. Городские люди любят читать. Часто спрашивают «ЗОЖ», «Караван историй», районную газету «Время». Почту доставляют из Шигон. А стареньким бабушкам Елена носит книги на дом.

- А праздники отмечаете?

- Конечно. День Победы, День пожилого человека, День матери. Большие праздники мы проводили вместе с клубом: так легче собрать людей. Поздравляли, накрывали столы... Раньше девочки в клубе вели кружки. Мне было проще: к ним детки зайдут – и ко мне заглянут. Провожу «громкие чтения». Сейчас ставки поснимали, и клубные работники уволились. Такая зарплата – не для молодых...

Здание столь явно требует ремонта, что писать об отдельных недостатках смысла нет. За облупленной дверью – стеллаж ветхой литературы.

- Это ваше книгохранилище? – не могу сдержать улыбку.

Елена тоже улыбается:

- Да, я видела в Шигонах, какое оно огромное. А у меня и фонд небольшой. Но для такой библиотеки вполне подходящий. Обновить бы стеллажи, покрасить. Вставить пластиковые окна. Сейчас я даже стекла не могу помыть, потому что если я рамы открою, обратно их не сведу. Здесь все обветшало. Занавески я из дома принесла, чтобы хоть какой-то уют создать. Даже воду ношу из дома, чтобы убраться... Дай Бог, чтобы построили мост и создали рабочие места. Возможно, и библиотеку тогда не закроют.

Из-за стеллажей проглядывают расписанные стены: раньше в этом здании располагался детский садик. Хотелось бы, чтобы и библиотеку не закрыли, и детский сад открыли. А еще – школу, медпункт, почту... Все это может подарить Климовке только мост. А то, что за детьми и живностью придется смотреть строже, – вполне адекватная цена. Разве нет?

Анна Штомпель
 

 
36-й
кадр

Фотовзгляд
Юрия
Стрельца