Экскурсия по Пензе. Часть 7

Краткое содержание предыдущих выпусков: для удачного уик-энда в Пензе не нужно брать отпуск и копить кругленькую сумму. Теплый сезон тоже не является обязательным условием. Достопримечательности города на Суре доступны в любую погоду. В зоопарке вы познакомитесь с львиным семейством, поздравите семью гиббонов с прибавлением и, если повезет, полюбуетесь шикарным хвостом павлина. Набережная, смотровая площадка, музеи, парки и скверы, великолепно сохранившиеся и отреставрированные особняки, пропитанная историей улица Московская ждут вас...

Приятная неожиданность
Музей народного творчества с улицы почти не заметен. Спасибо местным, подсказали мне верный путь через дворы. Но уж когда до него доберешься, музей впечатляет с первого взгляда. Расположен он в одном из старейших  и красивейших памятников архитектуры – сказочном тереме с ажурной вязью деревянных кружев. Ни души вокруг. Неужели эта сказка про спящее королевство?
Дверь гостеприимно распахнута. Вместо старушки-сказительницы вижу моложавую пенсионерку, расположенную поболтать с единственной на данный момент посетительницей. Узнав, откуда я прибыла, Валентина Павловна смотрит, как на родную:

- У меня в Самаре дочь училась. В вашей Академии культуры. 

Вот это я удачно зашла! Дочь музейной смотрительницы – моя однокашница по институту.
- С 18 лет дочка в этом музее работала, - говорит Валентина Павловна. – Насмотрелась на выставки мастеров, увлеклась, поступила в училище культуры. А потом – в вашу академию. Общежитие ее напугало, сняла с девочками квартиру. Когда выучилась, в Пензу вернулась, замуж тут вышла.

- Как впечатления от Самары? – спрашиваю. – Критика принимается.
- Ой, хорошие впечатления! Честное слово! Дочка всегда рвалась назад: «Скорей бы семестр начался». Не знаю, что больше всего понравилось, но много фотографий набережной... 
- А говорят, Самара – грязный город.

Собеседница деликатно соглашается:
- Ну да, не очень чисто, но все равно красиво. Правда, все дорого.
С этим уже соглашаюсь я.

Валентина Павловна рассказывает, в какой восторг пришла от Пензы белорусская родственница: «Как у вас чисто, как зелено!»
- Здесь, в историческом центре, за чистотой очень следят. Тут люди другие. Мы – коренные пензенцы (сказано поистине с московской гордостью). А в новых районах уже не то... Недавно я была в Арбеково – мамочка! И мусорят, и высотки эти, и суета...    

Иваны, помнящие родство
Первый зал музея – кабинет бывшего владельца дома Степана  Тюрина (1849 – 1911), гласного пензенской Городской думы. В помещении сумрачно, и верхний свет не способен изгнать вековой полумрак. Зеленая столешница, деревянные счеты, чернильница, перо, фотографии в рамках. Темно-зеленые, почти черные портьеры, казалось, задались целью не пропустить ни одного лучика XXI века.

А в соседнем зале весело, ярко, празднично. Словно в яслях или детском саду. Здесь проходит выставка «Резьба тавлинских мастеров, республика Мордовия». Наряженные куклы, деревянные игрушки, расписные санки, маски-обереги, целые селенья под стеклом. Богатырь в доспехах – «Муромонь Илька» («Илья Муромец»). А два гневных мужичка, готовые разорвать напополам петуха, – «Кавто шабрат» («Соседи»). Как это знакомо!..
- А из Самары что-нибудь есть? – спрашиваю я.
- Нет, только из Мордовии. Вы от нас далековато, - улыбается Валентина Павловна.

Особенно трогает выставка «Семейные традиции», посвященная 90-летию со дня рождения Любови Устиновой. Здесь представлены работы четырех поколений. Одноглазый пират с брелоком на поясе в виде черепа просто чудесен!
Любовь Петровна с детства увлекалась рукоделием, была активным членом коллектива мастеров «Сурская мозаика». Коллекционирование матрешек, глиняных игрушек, пасхальных яиц и кукол стало увлечением всей семьи.

Сейчас у Любови Петровны восемь внуков и семь правнуков. Впечатляет прекрасно оформленная родословная в виде дерева с пышной зеленой кроной. Если бы каждая семья так гордилась своими предками (повод всегда найдется), среди нас было бы гораздо меньше «Иванов, не помнящих родства»... 

Автограф Солженицына
Литературный музей Пензы разместился в здании XVIII века, бывшей мужской гимназии. Здесь учились великий филолог Буслаев и солнце русской критики Белинский. Да кто только не поднимался по ступеням резного крыльца!
На старинной фотографии к дому ведет мощеная булыжником мостовая, в наши дни – асфальтовое покрытие с «зеброй». Интерьер тоже изменился. Но сотрудникам музея удалось сохранить гармонию между историей и современностью. Даже в зале, где висят роскошные люстры, а на стене красуется современный монитор, – даже там чувствуется дыхание старины. Может, потому что лампочки стилизованы в виде свечей, а окна украшают тяжелые золотистые портьеры.

Сотрудницы музея приветливо встречают гостью из Самары. Первое, что видишь, – книги, книги... Они расставлены по алфавиту, как в обычной библиотеке. Но находятся не в открытом доступе, а заманчиво поблескивают корешками за стеклянными дверками. Это домашняя библиотека Олега Савина, пензенского писателя и краеведа, которую его вдова передала в дар Литературному музею в 2011 году. Савин всю жизнь собирал книги пензенских, самарских, мордовских писателей. Со многими из авторов переписывался.

- Все книги с автографами, - с гордостью говорит заведующая выставочной работой Ольга Михайловна. – Ни одной «пустой» нет. Иногда вложены письма со старинными марками.
Встречаются поистине уникальные экземпляры, с автографами таких корифеев, как Александр Солженицын и Константин Симонов. Чтобы не быть голословной, Ольга Михайловна самоотверженно опускается на колени и проводит изыскания в глубине шкафа. Вот бесценные брошюрки извлечены на свет. С легким трепетом держу я в руках пожелтевшие страницы.  «Олегу Савину на добрую память», - написал Симонов. Сдержанный Солженицын ограничился словами «Олегу Михайловичу Савину».
По словам сотрудниц, эта изумительная коллекция – настоящая палочка-выручалочка, основа экспозиции «Пенза литературная».

«Мы выживаем...»
В конференц-зале действует фотовыставка Бориса Тишулина «Возле самого сердца России», посвященная литературным местам Пензенской области. Тишулин – член Союза фотохудожников и Союза журналистов России. Самарцам должно быть знакомо это имя, так как автор уже гостил у нас со своими работами.

В литературном салоне проходят презентации книг и концерты. Сейчас здесь выставка живописи. «Я дарю вам цветы», - с улыбкой заявляет художница Ольга Шермачкова, и это поистине щедрый дар. Я не знаток живописи, но на эти полотна хочется смотреть бесконечно: такая в них нежность, чистота, любовь. Даже названия трогают душу: «Березовая свежесть», «Юность», «Синее чудо»...

На мой взгляд, Ольге удалось избежать слащавости: чувствуется, что все это очень личное, искреннее. К оформлению Шермачкова подошла серьезно: к каждому полотну лично ею подобраны цитаты из стихов классиков. Работа под названием «Мой ангел-хранитель» выполнена дочерью художницы, одиннадцатилетней Маргаритой. Под рисунком написано: «Наши близкие и любимые люди – это тихие ангелы, которые поднимают нас на ноги, когда наши крылья забывают, как летать...»

Внутренним убранством Литературный музей напоминает дворец: все сверкает и радует глаз. Тем неожиданней звучат слова Ольги Михайловны: «Мы выживаем...»
- Вся эта красота – поверхностная, - с грустной улыбкой говорит заведующая выставочной работой. – Проблемы те же, что у всех: с финансированием туго, зарплата низкая, молодежь не идет. А те, кто приходит, удивляются: «Мы что, должны к экскурсии 30 листов текста учить?..»

На данный момент в музее отсутствует постоянная экспозиция, но в следующем году ее планируется сделать. Сотрудники музея приглашают самарцев к себе в гости.
В заключительной части сурской эпопеи читатели смогут сравнить самарскую площадь Куйбышева с ее пензенской тезкой (ждет немало удивительного) и восхититься гордостью Пензы во всероссийском масштабе – областной библиотекой будущего.


Окончание следует...   

Анна ШТОМПЕЛЬ